naritsin (naritsin) wrote,
naritsin
naritsin

Новый год во дворце

Просто вспомнилось, как однажды я отмечал новый год во дворце Александра первого. Но номер императора я могу и напутать, ведь было это так давно, хоть уже и не при Александре.


Во дворец Александра какого-то меня позвал Зуев, с которым мы тогда работали на одном канале, но знали друг друга ещё плохо, хоть и симпатизировали друг другу. Идея вечеринки была такова, каждый приходит парой и зовёт другую симпатичную ему пару. Почти свинг-вечеринка, но по петербуржски невинная. И вроде все свои.

2000 или 2001 я не помню. Если вы подумали, что я часто встречал новый год во дворце какого-нибудь из Александров, то это бывало не так уж и часто. Правда, предыдущий я отмечал в русском музее в зале Сурикова, но ведь не бой курантов там слушал. Питер, фигли, первые годы он у меня весь такой был.

В общем, пришли мы с Настей вечером 31-го декабря на Крестовский остров. То есть мы доехали докуда-то на тачке, спустились по набережной, зашли через жёлтое КПП на старинных кованных вензелями воротах. Солдатам с красными повязками говорили какой-то пароль. Служивые показали на парадную лестницу небольшого дворца. То, что он явно какого-то из Александров, было видно даже в темноте и пурге.

Там даже был какой-то гардероб, где уже толпились какие-то люди. Когда мы зашли в огромный зал, вокруг длинного стола, уже толпилось человек сорок. Честно говоря, я то планировал увидеть там Зуева. Но почти всех остальных я увидеть даже не планирован. Я некоторых таких людей даже представить себе не мог! Абсолютно, то есть не мог. У меня ни одна такая графическая программа воображения не инсталлирована.

Найдя, через какое-то время Зуева с его милой женой я хоть как-то смирился с этим кошмаром, но не на долго. Когда за столом уже весело гуляли, ближняя к телевизору часть гостей, внезапно затихла, а после начала пшикать на остальных – тише вы, президента не слышно!

Я впервые внимательно вгляделся в ту часть стола. Старый цветной телевизор, действительно бубнел еле слышно, а вслушивались в слова (кого? Не помню) СТАРУХИ самые настоящие. Но это ещё была далеко не самая странная часть вечера. Далеко не последняя, кстати.

Когда закончилась речь президента и пошёл новогодний концерт, пламя первого конфликта почти утихло. Все просто выпивали и закусывали в шуме общих очень разных голосов. Из телевизора донеслась мелодия, музыкальным размером напоминающая танго. Или даже музыка полилась из колонок подключенной аппаратуры.

Наши соседи по столу и ещё одна пара с бокового приставного столиков, ни слова не говоря вскочили и заполнили своим танцем всё свободное пространство зала.  Представьте себе самое неистовое танго, которое вы видели (по телевизору, конечно), так вот это было оно самое. Настя тоже в какой-то момент вскочила из-за стола, но она вся сжалась и прижалась спиной к подоконнику. Я встал рядом с ней и ещё ничего не успел спросить, как она прижалась ко мне и почти зарыдала: Господи, я боюсь!, - только и смогла произнести она. Да, вообще-то, было чего.

Танец сменяя музыку длился бесконечно. Две неиствующие пары ещё и пытались вытянуть кого-то из разношёрстной толпы. Это в описании романтично, но выглядело не так. И даже не неожиданность была тому виной. Самым ярким пятном этой вакханалии были два танцора, которые выскочили первыми. Их очень трудно было описать, пока мы хором не прозвали их: старый, как молодой и молодой, как старый. Старый, как молодой, телом и повадками был похож на юношу, и лицо у него было, как нарисованное и карикатурно молодое, лет ему было под пятьдесят семь, и он всё время улыбался американской улыбкой. В общениях с  дамами он был исключительно любезен, непрестанно целовал им руки, тоже очень мультипликационно. Молодой как старый полный негатив старого как молодого, но ещё в шляпе и с пышными юношескими усами. Несмотря на его явные 18 лет, вёл он себя, как опытный старикашка и нёс старческое морщинистое лицо.

Настя до смерти напугалась от совокупности внезапности, невероятности происходящего, и гипертрофированного гротеска. Да и мне было не по себе. К счастью, таких же испуганных, как мы хватало. Потом, конечно оказалось, что это близкие по связам к Зуеву люди. Ну, максимум во втором-третьем колене.

Не, ну алкоголя к тому времени было выпито уже много. Его хватало, и он лился ручьями будущей весны. Особенно мне запомнилась совсем древняя старуха. Заводила - слушать президента. Она сидела почему-то на проходе, всё время, когда я куда-то пытался пройти, там сидела она. В одной руке огурец солёный на вилке, в другой полная рюмка водки. На груди – пара каких-то медалей (но хоть не орден красной звезды).

Старый как молодой был моим соседом по столу. Он сидел напротив и иногда припархивал и выпивал изящно, бросая какую-нибудь фразу. И вот он рассказал, что сейчас принесут ключ от бальной залы, и мы должны обязательно туда с ним пойти. Ну, мы уже как-то оклемались и пошли за ним (словно за каким-то сказочным карликом).

Да, это была бальная зала. С балюстрадой, витыми лестницами, лепниной и МРАМОРНОЙ огромной статуей в центре. Свет найти так и не смогли, поэтому танго завертелось в полутьме вокруг скульптурной композиции. Я видел это так, как это показывали в старом советском кино: офигевшая солдатня и матросня бредет, оглядываясь, по Эрмитажу с винтовками в руках.

Уже под утро, когда часть людей испарилась, а оставшиеся были пьяны необычайно, появились офицеры в зимних тулупах. Они бродили по залам под музыку CAN и Астора Пиаццолы. Диджеем-то всё время был Зуев. Зайдя часов в пять утра в радиорубку я я стал свидетелем диалога:

- Слушай, поставь какую-нибудь человеческую музыку уже, а!? – с упрёком и вызовом говорил какой-то пьяный вдрызг капитан в парадном кителе Зуеву.

- Это частная вечеринка! Вы понимаете меня!? Это частная вечеринка! – устало кричал капитану в лицо очень выпивший Зуев.

Потом он рассказал мне, что когда пришёл к какому-то чину подписывать бумаги о сдаче в аренду помещений госпиталя, не смог ответить "нет" на невинную просьбу генерала: «Ничего, если с вами присядут за стол несколько наших уважаемых товарищей?».  По подсчётам Зуева их и на первом этапе оказалось человек пятнадцать. А утром приходили всё новые, хоть старухи в медалях уже и легли спать.

Ещё был пьяный фейерверк во дворе, но из его подробностей я помню только то, что чуть все не погибли. А когда я выходил курить на чёрную лестницу, часто встречал там Снегурочку, которая тоже, без сомнения, в штатской жизни имела чин. Возможно, старшего лейтенанта медслужбы. Она с каждым разом становилась всё пьянее, но всегда оставалась Снегурочкой.

Затем раскрылась и тайна в стиле танго. Жена Зуева состояла в каком-то танго клубе и это были пришельцы по её линии, хоть она их и не знала. Возможно, не пришли те, кто пригласил их. Нарушилась преемственность. Но, кажется, она там нарушалась не раз. Самое главное, что некоторые знали кого-то одного, а некоторые не знали ВООБЩЕ НИКОГО. В этом и была главная эклектика и  прелесть.

Но вообще, я до сих пор благодарен Зуеву, с которым мы потом крепко сдружились. Ведь такого сказочного (хоть и жуткого местами) нового года у меня не было никогда.

Почему там не случилось драки? Каким образом устояла на постаменте мраморная статуя в бальной зале? Кто все эти люди вокруг и неужели такие бывают? Именно эти загадки сделали атмосферу праздника невероятной и новогодней, как в советском кино, но с поправками на только что откатанные эпохой девяностые и извечный Петербург.


Tags: Питер, СПб, Санкт-Петербург, жизнь, новый год, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment