naritsin (naritsin) wrote,
naritsin
naritsin

Мемуары о застоях

Вот, например, в девяностых можно было просто слушать Стинга и Тома Вэйтса, а потом радоваться каждому пришедшему из ниоткуда нинзятюновскому сиди. Термин "гражданский активист" ещё не был введён и два убогих полухипстера (тогда и хипстеров, помнишь, НЕ БЫЛО), протестовавшие в 95-ом против войны в Чечне возле здания командования уральским военным округом, казались диковинной ветвью развития человечества. Птичкой, которую орнитологи сфотографировали только пару раз за последние 70 лет в лесах Бразилии.

Годы, кстати, были вполне себе суровыми, если вспомнить (даже вспомнить уже не просто). Да, людей в целом беспокоила политика, но на общем фоне одного только: "Вот, пида...сы!". Не более того. Не знаю, как среди твоих, но среди моих знаокмых никто не ходил на митинги, в период с 1994-го по 2008-ой. Хоть тогда было можно.

Навальный, действительно, произвёл революцию, примерно такую же, как айфон. Что ещё раз доказывает всеобщую победу маркетинга над коллективным человеческим разумом.

Есть у людей такой разум, как у рыб. Это знают те, у кого есть аквариум. Бывают такие рыбы, которые могут нормально функционировать только в количестве больше пяти, а если их 25, то они становятся огромной единой рыбой с мозгом, работающим конечно ещё не так, как человеческий, но в 25 раз мощнее одной рыбы. Ещё одна функция стайности - пугать размером. Косяк рыбы может напоминать кита. На Филиппинах я плавал в косяке тунца размером с девятиэтажный дом, в прозрачном море под ярким солнцем он бетонной сваей уходил в глубь темноты, и хорошо можно было разглядеть этажей семь.

Но я отвлёкся, просто вспомни такое время, когда вокруг люди не бросались друг на друга. Оно было. Целые годы такого времени нам подарены.

А до этого, видимо, был рай "брежневского застоя". Ведь я помню это всеобщее общее. Я, кстати, неплохо его застал. Это были прекрасные годы. Помню, жил в одном районе, где мы собирались дома у внука директора автозавода, я был сыном учительницы, кроме того, была пара ребят из рабочих семей, один, отец которого сидел, и пара признанных хулиганов, которые потом, конечно, отсидели сами. Кстати, тот внук директора, пару лет снабжал меня книгами из отцовской библиотеки. Я с удивлением узнал, что помимо "Любовь к жизни" и "Белый клык",  Джек Лондон написал 32 тома. Где-то в восем лет я прочёл островные рассказы, закрепив их "Джерри островитянин", которая нифига не хуже "Белого клыка", только про собаку породы - "охотник на негров". Негров тогда в СССР знали плохо, считали отличными людьми, потому и всего Джека Лондона особо не издавали. Чтобы не лишать иллюзий.

А однажды, когда мне было лет 12, мы пришли из города в посёлок по льду пруда к моей бабушке в баню. Дет уже её протопил и мы с друзьями собрались, но вдруг, по телевизору начались первые кадры из "Сталкера". И я вспомнил, что совсем маленьким ещё, уже видел это кино по телевизору и оно мне очень понравилось, хоть и не про войну. Я тогда уговорил друзей отложить баню и посмотреть. И мы сидели и смотрели сталкера. До самого конца, а потом пошли всё же в баню. Баня была на горе. Она поднималась предбанником над обрывом, как корабль на океанской волне, а кормой уходила в грядки. Из бани мы прыгали в сугроб. Недостатка в снеге в те годы ещё не было.

Всего всем хватало, в принципе. По телевизору Тарковского показывали, а не "самыйлучший фильм-8".

Конечно, где-то вообще не в моих реальностях, Бродского выслали из страны, Новодворскую приняли в психбольницу, выходил самиздат. Я, кстати, прочёл "Мастера и Маргариту" в перепечатке на машинке, на листах, скреплённых в папке ДЕЛО. Потом в походе, в палатке заливаемой дождём, парням пересказывал. Нам было лет по четырнадцать. Мы коротали ночь, чтобы не замёрзнуть и отмахиваться от комаров, расказывая книги или фильмы. Вот реально, я часа за два, рассказал "Мастера и Маргариту" и все просто офигели от того, что может быть такая история, в принципе.

Да, наверное, это было нехорошо, что не каждую книгу можно было ДОСТАТЬ (был такой термин - ДОСТАТЬ). Но вокруг было так спокойно, справедливо и уверенно не только в завтрашнем дне, но и через 100 лет тоже. Царство справедливости - коммунизм, вовсе не казалось чем-то утопичным, просто явно не в ближайшую пятилекту.

А ещё, когда мне было лет шесть, мы просто могли уйти всей компанией в другой конец района и застать там на летней сцене (напомню диспозицию - уральский закрытый город) пел порапорапорадуемся ансамбль в клёшах. Они бренчали на электрогитарах и у меня не было сомнений, что поет Боярский.

И начало-середина двухтысячных была такой же. Не считая редких терактов и разгона демократической прессы, всё было удивительно спокойно. Не считая нескольких десятков сторонников Лимонова, которые всерьёз учились чистить калашы на какой-то сибирской заимке. Лимонов за то отсидел, а сейчас звучит забавно, согласись. Но никто никому не собирался перегрызть глотку. Ни за правду, ни за отечество, ни за свободу и всё хорошее.

Это что было плохое время?

А брежневский застой,что был плохим временем?

А в девяностые, вроде бы, тоже было бодро. Но там было наивное ощущение, что трындец только здесь, случись что, прилетит на вертолётах ООН и спасёт всех до одного. О третьей мировой войне, которая уже случилась в других измерениях, говорили только экстрасенсы на Аркаиме. Поднимая эту тему экстрасены выглядели ещё чуднее, чем даже излечивая людей на горе Разума. В 2001-ом я видел как они останавливали там третью мировую. Закончив на закате ритуал, четыреста человек стали спускаться с горы в лагерь. Вдруг, где-то километрах в двадцати от нас, вспыхнул пожар. В степи видно очень далеко, всё как на ладони. Одна из целительниц обернулась на пламя на секунду, взглянула оценивающе и заметила: "Сегодня немного перестарались", - и пошла вниз по крутой тропе.

Но этих было столько же, сколько в целом, гражданских активистов по России. Причём, эти народные целители-экстрасены ученики Владимира Ломаева были из разных городов и регионов. Примерно столько можно было бы по региону собрать оппозиционеров (ещё не было в ходу этого термина). Но их соброать было сложнее, чем экстрасенсов, хоть цель у тех и других примерно одна и та же - всеобщее счастье и благоденствие. Однако, как только мир попадает в руки активистов или экстрасенсов, потом это называют мрачным средневековьем или маданом незалежности.

Но человечество, раз за разом, упорно повторяет всемирную хатынь, невзирая на то, ч то у человека, якобы, есть разум.

Это я к тому, что люди - те же рыбки. Не, понятно, что периодически появляются учения и персоналии, которые декларируют: МЫ НЕ РЫБЫ!, - но от того рыбами люди не перестают быть.

Хотя, классик сказал ещё проще - мыслящий тростник.

Я говорю о временах, годах, которые я застал, когда большинство людей об этой фигне даже не задумывается. Это и есть счастье, а не на митинги ходить..

В комментариях готов поспорить. Но предупреждаю, вопрос я изучил подробно. Сорок лет потратил на это.
Tags: антиутопия, жизнь, прошлое, чудесная музыка
Subscribe
promo naritsin december 20, 2013 10:04 6
Buy for 100 tokens
И всё-таки, в голове у множества людей сегодня кое-что сломалось. Возможно это эволюционный процесс, ведь мрачное средневековье тоже привело к эпохе возрождения. Но считать, что мы сейчас как раз и находимся на самой границе эпох, мне кажется глупо. Средневековье длилось много тех самых средних…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments