October 29th, 2010

Времена и тряпки

Те, кто сменил эпохи, те, кому «околосорока», помните, какую роль в нашей жизни играли «тряпки»? Джинсы, полосатые рубашки «лакоста», адидасовские олимпийки, и на пару только лет штаны с накладными карманами?

За кожаную куртку часто убивали, а норковые шапки срывали иногда прямо с головой, мохеровые шарфы рвали так часто, что не исключаю жутких эпизодов удушения экс-владельца. Какое-то время (20 лет или 70 лет?) одежда была недвижимостью и жизненной целью, говорят, что в Екатеринбурге, где я не был уже лет шесть, она всё ещё дико важна.

 Я понял насколько это дико году в 96-ом. Работая телерепортёром, я часто выезжал на места очередных разборок. Трупы молодых бритых парней не удивляли, пожалуй лишь однажды мне стало странно. Я снимал взрыв где-то на Уралмаше (на райлне, как говорят в Москве :-) Мы с оператором на тридцатиградусном морозе толкались среди оперативников, через толстую металлическую решётку ларька было видно что-то обугленное, то ли тело, то ли всё что в этом ларьке было вместе с телом. Кто-то бросил туда лимонку. Мы вели себя довольно корректно, внутрь не напрашивались, хотя договориться со следственной группой не составляло труда. Тогда в Екб это было нормально. У оперативников и так было много хлопот, помимо основной работы. Зевак рядом не было, ведь ничего интересного, и только любопытный мальчишка лет восьми всё норовил заглянуть внутрь ларька. Какой-то следак устало гонял его подзатыльниками, парень уворачивался, но всё время возвращался к чёрному окошку. После особо твёрдого ментовского подзатыльника, паренёк обиженно и возмущённо крикнул исподлобья: «Чё, посмотреть нельзя? Там вообще мою мамку взорвали!». Это иллюстрация времени…

 Где-то в те же времена, я рассматривал паренька моих лет изрешечённого калашом. Судмедэксперты ещё не работали и на покойном по-прежнему были аккуратно надеты: бейсболка, эластичный тёмно синий адидасовский костюм, чёрные видавшие года начищенные югославские ботинки «Супер ритмо» на белой подошве. Завершала ансамбль китайская чёрная короткая кожаная куртка, вот она была нелепо подвёрнута и даже испачкана в осенней грязи. И конечно, вся одежда, разве что исключая ботинки, была пробита пулями и пропитана кровью. Её пятна, кстати, совсем не такие, как в сериалах и кино, даже западных.

 Я смотрел на этого бывшего уралмашевского бойца и видел, как он подбирал себе весь этот гардероб. Как долго копил деньги на правильный спортивный костюм, не хуже, чем у пацанов, как выбирал китайскую куртку на рынке «Таганский ряд», торгуясь с матерком, как покупал юговские туфли, возможно ещё во времена работы нелегального вещевого рынка на Шувакише. В общем, я вдруг осознал, насколько нелепо думать об одежде, как о чём-то, в чём тебя увидят и полюбят или позавидуют тебе другие. Очень нелеп был этот нарядный труп, и как-то очень его было жалко, что он так и не понял, что тряпки – не главное. Вот сщас вам любой такой пацан объяснит, что главное это не тряпки, а поршекаен и квартира в собственности. В общем, налицо, я считаю, прогресс в ценностном отношении моей нации. Я без шуток! Хотя бы в денежном эквиваленте сравните…

Так вот, однажды в свадебном путешествии, я купил на одесском рынке отличные плавки-шорты. Они служили мне почти четыре года, сшиты были из какого-то чудесного материала, который не портился ни внутренне, ни внешне, только удобный карманчик на молнии проржавел от ключей, которые в нём погружались в агрессивную морскую среду Чёрного, Адоманского и Карибского морей, Атлантического и Индийского океанов и ещё приятного, но не такого чистого как Адоманское море, Сиамского залива.

Два года назад на острове Кайо Ларго, который за три дня мы излазили вдоль и поперёк, прямо на веранде дорогостоящей виллы, я повесил их сушиться на ночь на пластиковый стул. Рядом расположилась с той же целью хлопковая мятая грязно-зелёная рубашка из Индии. Там она выжила чудом, ведь купленные на Ко Пхангане штаны рыбака, такого же зелёного цвета, превратились в грязные лохмотья уже на третьи сутки Гоа, а после Тайланда я их даже не стирал. А вот Катины оранжевые штаны рыбака сохранились до той же кубы. Помню еще, иду третьего января по Гаване, чтобы позвонить нашему водителюХорхе. Холодно, градусов 18, но я небритый в широкой расшитой чёрно-розовым малевичем рубахе из питерского секонда и в тех самых оранжевых штанах рыбака. Место оживлённое, ведь я ищу хоть один рабочий таксофон. Их сотни на моём пути, но сработал лишь сто третий. И всё время поисков, на ходу и пытая железную коробку таксофона, я позировал (мне было не в лом, я и сам фотограф) для примерно сорока туристов-фотографов из разных стран, все они были с огромными кэнонаминиконами, чьи объективы и бленды на них, казалось обещали мне обложки Ньюсвика и т.д. Если увидите где-то на выставке разрушенные улицы Гаваны и высокого нечесаного небритого блондина в ярко оранжевых тайских штанах рыбака, знайте, это точно я.

Эта фотография сделана за десять дней, до того, как мои плавки украл кто-то из обслуги фешенебельного кубинского отеля всёвключено, возможно один из тех негров, что довозил я пьяный в дюпель шестой час своей жизни за рулём джипа с ручной коробкой передач. Я как-то сразу повёл, а к вечреу напился бесплатных кубинских спиртных напитков прямо в баре бассейна. Катя легла спать, а я, конечно пошёл к машине, но тронулся только с шестого раза, подобрав наконец нужную комбинацию трёх педалей. Мне было почти не страшно и скучно, через полчаса, у какой-то пристани мне наконец помахали два молодых негра. Сели они в машину и попросили подбросить их километров десять до дискотеки, я сказал им – окей! Мы гнали по прямой асфальтовой дороге, ядаже вспомнил нужный поворот, когда была развилка, парни смеялись белыми зубами и льстили мне на плохом английском:
- Русский человек, ты хорошо водишь!
- Да, шестой час в своей жизни! Я впервые сижу за рулём, - с пьяным хохотом, на ужасном английском отвечал я, и они поняли, более того, как-то сразу сникли. Но от счастья, что выбрались живыми, буквально вытащили меня из машины, на свою дискотеку для обслуживающего персонала. Тут меня и застала Катя, она до сих пор не простила мне, что я пьяный ночью сел за руль арендованного полноприводного «Джимни» и несколько часов катался по ровному, как разделочная доска 17-ти километровому острову. Туда – сюда.

Но один из этих парней (или идентичный им) упёр мои плавки и ту самую хлопковую рубашку больше похожую на одноразовую операционную футболку хирурга. Очень старую и даже без лейбы. Это был последний в поездке пляжный день, и мне было всё равно, но другой футболки у меня не было. Только та рубашка, но одевать её (хоть и без штанов рыбака) это всё время быть под прицелом японских фотокамер интернациональных туристов. И я отправился на машине в магазин в соседний отель (их там на острове было максимум четыре, я поехал в ближайший). Я уже понимал, с чем придётся столкнуться: либо белая футболка с акварельной картинкой пальмами и надписью «Cayo Largo», либо такая же фиговая майка с портретом Че Гевары. Ну вот никак в мои правила жизни не вписывалось, вернуться с Кубы с майкой-чегеваркой. Да, ничего другого в двух сувенирных лавках острова не было. Всё за валюту и ровно так, как я представлял, и вдруг… Я увидел майку с Че Геварой в Красной звезде, с пришитыми ниже датами его рождения и смерти и с изящным маленьким флажком Кубы на воротничке за шеей. Она была прекрасна, несмотря на Че Гевару. Это была единственная дизайнерская тряпка на всей Кубе. Уж поверьте, я присматривался!

За шесть дней до этого, в маленьком городке перед Камагуэем, я бродил по местному рынку, разглядывая, чем тарятся туземцы. Товар был не хитрый, а они смеялись надо мной весело. Действительно смешно, когда турик присматривается к разному кубинскому говну. Но вдруг я увидел гору жёлтых кожаных ботинок. Правые, левые, всех размеров, но примерно одного цвета они правда лежали горой. Всё это было сшито БЕЛЫМИ НИТКАМИ. Ими была пристрочена настоящая кожа к каучуковой, но не китайской, а КАНАДСКОЙ подошве. И автор сам это продавал. И цена оказалась подходящей – триста местных песо. Не помню 3 это евро или 10? И вот, порывшись пять минут в куче, я нашёл два почти одинаковых. Они до сих пор, кажется, лежат у меня в разделе зимняя обувь. Они уже жутко непрезентабельны, но БЕЛЫЕ НИТКИ ни в одном месте не разошлись!

И вот я купил и сразу надел эти высокие жёлтые ботинки, и уже уходя, обернулся к рынку. Вся эта расслабленная толпа на городской площади всего за 10 секунд встала в организованную очередь к сапожнику! Они раньше не представляли, какие это хорошие ботинки, ведь они были кубинскими ботинками! А я- турист, купил их не задумываясь и радостно, из чего можно было понять, что вещь необыкновенно ценная. Так что я привёз не только майку с Че Геварой…

Она, кстати, тоже прожила интересную жизнь. Пару лет бродила по коридорам Останкино, месяц потела в Бангкоке, на Самуи и Ко Тао, вытянулась со временем и окончательна порвалась уже на первом острове Филиппин, но выброшена была в последний вечер на последнем острове. С болью в сердце выброшена. Дырки на ней появились после того, как на море нас застал дождь. Фанерный катамаран с бамбуковыми крыльями был защищён  сверху маленькой клеёнкой. Тёплый тропический ливень поначалу забавлял, но скорость катамарана придавала ему сначала прохлады, а потом, дикого холода промокшей одежды и ветра. Я заставил безразличных лодочников укрыть хотя бы Катю с Верой у неё на руках, чем-то там, а сам пытался балансировать под крышей, спасая фотокамеру, какими за десять дней до покупки майки меня снимали фототуристы в Гаване. Но объектив, конечно поменьше, штатный, прямо говоря.

Я, Катя и Вера выжили, и последний раз выжав футболку с Че Геварой, я окончательно понял, что это конец.

promo naritsin december 20, 2013 10:04 6
Buy for 100 tokens
И всё-таки, в голове у множества людей сегодня кое-что сломалось. Возможно это эволюционный процесс, ведь мрачное средневековье тоже привело к эпохе возрождения. Но считать, что мы сейчас как раз и находимся на самой границе эпох, мне кажется глупо. Средневековье длилось много тех самых средних…