July 11th, 2011

По душам

Бывает так, что совсем нечего сюда написать. Не по тому, что ничего не происходит, а от того, что в моей жизни много событий, которые нельзя транслировать в окружающий интернет, по причине того, что в них завязаны другие люди.

Со мною, например, был такой случай, когда я поехал в командировку в деревню, где родился Ющенко. Принимающей стороной был украинский журналист - главный редактор местной многотиражки, уважаемый на окрестных хуторах журналист лет 30-ти. Он был наивен и чист в своих принципах демократической журналистики, попросту сказать он был восторженный собственной значимостью укропровинциальный болван. Мы его же и снимали, ведь это он за насколько месяцев до того придумал и даже организовал массовые экскурсии на родину Ющенко. Но мы с оператором были для него явные москали, причем прокремлевской ориентации. Он в период Оранжевой революции даже ездил на Крещатик и делал это не за 10 долларов в день, как все вокруг, а из принципов. Газета его, как я убедился посмотрев пару номеров была идиотской и одиозной, оставаясь при том, все той же сельской многотиражкой по стилю публикаций и информационному наполнению. Вот подробности naritsin.livejournal.com/25326.html

Это не помешало мне найти с ним человеческий язык, что было полезно и для последующих съемок, ведь он немного раскрепостился и с удовольствием помогал нам нанять телегу с гармонистом на хуторе за 10 долларов. Сам потом сидел в этой телеге и на ходу что-то говорил о гордости местных жителей за то, что полвека назад здесь родился украинский президент. И больше всего он гордился тем, что он настоящий свободный журналист и пишет всю правду, за что постоянно преследуется районными властями.

О, бабочка пришла с того конца стола к компьютеру, села на провод сложив крылышки и сидит, шевеля усами. Ну это так, обстановка окружающая автора текста во время его написания...

В общем ко второму вечеру четырех отведенных на эпизод съемочных дней, он пригласил меня вечером посмотреть его райцентр. Это были пара кафе с западноукраинской сельской гопотой и баночками с тремя видами алкогольных коктейлей в виде ассортимента, пустые темные улицы с невнятными постройками и случайными кораблями пятиэтажек, словно затерявшимися среди разномастных джонок китайского небольшого порта лет семьдесят назад. Вот и вся Хорунжевка.

Тот самый провинциальный журналист
Чтобы как-то снизить его антимоскальские мотивации, пробить значит броню пропаганды, я просто поговорил с ним по душам. Во многих вопросах мы сошлись, во многих разошлись, но контакт был установлен. О чем мы только не поговорили? Да обо всем о политике, о семье, о путешествиях, о российской, украинской и мировой пропаганде, о судьбе провинциального журналиста и смысле жизни. Всего и не перечислишь. Прощаясь через несколько дней он попросил мой почтовый адрес. Я дал ему адрес съемной квартиры возле Останкино.

Через месяц, когда я уже совсем позабыл этот эпизод, мне пришел заказной конверт из Хорунжевки. Внутри лежала газета.

Блять!!!

Там была на трех разворотах, мелкими украинскими буквами, полная стенограмма нашей трехчасовой беседы! Он, и вправду, написал всю правду, я такого даже представить себе не мог. Там была масса деталей моей собственной жизни. О моей семье, о том, что я снимаю квартиру, куда я ездил в отпуск и с кем я дружу. Хорошо, что эту газету читают только 5000 жителей райцентра и окружающих хуторов!

Я не сказал ничего крамольного или неприличного, но публиковать разговор по душам в газете может только полный болван, каким, как я уже и упоминал, и был тот парень.

Отчасти по тому, я и не описываю многие события, которые происходят и происходили со мной за последние 10 лет.