January 17th, 2015

Извечный ля минор (левиафан как жанр)

Ну ладно, я посмотрел то, о чём написал, не посмотрев...

Я уже начитался, к этому времени, всякого, на основе чего и писал предыдущий пост. Ну и что? Всё так же, но ещё даже забавнее.

У меня только одна метафора.

Там в фильме, демонстративно, из магнитолы крузака несётся "Владимирский централ". Это примитивный символизм, конечно, но режиссёру можно его простить. Почему? Ведь приём пошлый? Ведь большей банальности, кажется, не придумаешь? Низкий стиль, дурной тон, точно не стилизация и, явно, не плод творческих терзаний?

Но я прощаю режиссёру этот казус, ведь вся кинокартина его - набор штампов и банальностей, а "Владимирский централ" самое доброе, что есть в этом фильме.

"Владимирский централ" - явление искусства, его будут изучать через 100 лет студенты ростовской консерватории. Ведь это песня о судьбе, друзьях, любви, весне и свободе. За это её и любят (и поют в караоке) миллионы людей. Песня, к которой, в любой степени, чувствуют себя причастными (или не причатными, но чувствуют) десятки миллионов русских людей. По сравнению с Левиафаном "Владимирский централ" документ эпохи и, возможно, его тоже будут исполнять во всех ресторанах мира, как "Очи чёрные", уже через пятьдесят лет. Это и есть русское искусство. Это, а не первый альбом "Пусси Риот".

Симптоматично, что и владимирский централ и российская чернуха - плоды раннего постсоветского времени. Ведь, если посмотреть кино 90-х, оно же всё, как один сплошной левиафан.

Но блатняк быстро стал коммерческим продуктом. В тюрьме человек становится крайне предприимчивым и начинает иначе относиться к термину "свобода" (знаю по рассказам, конечно, но источникам своим доверяю).

А индустрия левиафанов накрылась медным тазом, когда Россия двухтысячных, с ужасом, оглянулась в девяностые. Тематика левиафанов застряла где-то на том же уровне, где остались варёные джинсы и реабилитация узников советской карательной психиатрии.

Но вернёмся к сравнению явлений на последнем примере. В этом фильме, если обратить внимание, нет ни одного положительного героя. Про безсходность все отметили, а вот положительных героев никто не поискал. Именно это - залог коммерческого провала для любого визуального проекта. Зритель должен проассоциировать себя с героем. С героем владимирского централа русский человек себя проассоциировал именно потому, что он думает, говорит, ведёт себя по жизни так же. А с кем из персонажей левиафана проассоциируешь себя ты?

Ещё можно рассмотреть проект с точки зрения мирового куэльо (ну, таких книжек про добро и справедливость для образованных девушек). Тот же лирический герой Ричарда Баха в "Иллюзиях" познал, зачем люди смотрят кино. Причины всего две: развлечение и обучение. Тебя чему-то "Левиафан" научил? Нет, тебе это всё давно известно же! Тебя "Левиафан" развлёк? Ну...Кто-то и такими методами развлекается. У каждого свои извращения (как мог бы выразиться в следующем фильме очередной персонаж, а не герой, режиссёра Звягинцева, который успешно собрал в "Левиафане" банальностей целую коллекцию).

Не могу сказать, что фильм украл у меня два часа жизни. Вовсе нет. Его просмотр был очень полезен в профессиональном смысле, чтобы ещё раз понять, почему одни аудиовизуальные произведения смотрят миллиарды, а о других много говорят, но не увидит их никогда даже обозримый процент от миллиарда.

Конечно, у нас не только непрофессиональные режиссёры, каждый из которых мнит себя Годаром. У нас, действительно, проблемы во власти. Того замминистра, что выписал государственный грант на "Левиафана" следует уволить за профнепригодность. Не по цензурным соображениям вовсе, а потому, что профукал народные средства.