naritsin (naritsin) wrote,
naritsin
naritsin

  • Music:

Мир как исчезающий шифонер

Б.Гребенщиков, пока ещё не состарился в старца, пока ещё не стал адептом псевдоиндуистских гуруистских учений, пока ещё писал песни, а не гимны непонятному, в те далёкие времена, когда я его услышал впервые и случайно, пел неплохие слова:

Мир, каким его знаем, подходит к концу,

Мир, каким его знаем, и бог с ним!

Моё поколение пугается всего, что перечеркивает его картину мира, а перечеркивает её всё больше всё вокруг. Мир, каким его знаем, мы уже не видим, а только помним. И главное свойство нашего взгляда на мир – мы видим не то, что мы видим, а то, что знаем по каким-то десятилетней, двадцатилетней давности опытам. Причем, и это важно, личным опытам.

Мы знаем мир, который виделся десятилетия назад, а мир, собака, что-то разогнался в последнее время и меняется всё быстрей.

Темп наш современный чародей,

Мир, ты всё сложней, ты всё быстрей!

Всё быстрей, мчится время всё быстрей,

Время стрессов и страстей

Мчится всё быстрей! (кажется, София Ротару это пела году так в 1978-м, танцуя возле Останкинской башни)

Вот я ещё помню время, когда эта песня казалась вызывающей просто из-за слов: «темп» (которое почему-то не упоминалось в советских и русских народных песнях и казалось дерзким и иностранным) и «стресс» (которое большинство моих сограждан из этой песни и узнало). А сегодня эта песня – архаизм, смысл её устарел, как уральское слово «шифонер», которое я в 98-м году привёз с Урала в Питер. Петербуржцы, услышав от меня этот загадочный термин (шифонер), удивлённо вскидывали брови и переспрашивали: «Что, что?», - а мне было странно, что в их реальности это шкаф. Я убеждал себя, что шкаф это слишком общее понятие, а шифонер – шкаф для одежды, и это очень важно, чтобы каждый предмет мебели носил своё (обычно заимствованное из языков завоевателей России-матери) имя. Я этим «шифонером» (я знаю, что правильно «шифоньер», но на Урале говориться – шифонер) задрал просто петербуржцев и усилием воли вычеркнул это слово из своего личного языка. На это у меня ушло года два (ну ладно, с половиной). Мой язык обеднел на ещё один «шифонер».

Но стал ли я от этого духовно беднее? Вот без конкретного шифонера, окружённый сплошными шкафами, был ли я опустошён Петербургом? Это к примеру уходящего мира из которого, помимо буквы «ё», исчезает всеобщее доступное образование, к примеру. Зачем семимиллиардному человечеству знать наизусть Пушкина-Шекспира? Всем семи  миллиардам зачем? Подумали экономисты и внесли на повестку собраний советов директоров транснациональных корпораций. Там поглядели, почесали репу, и решили, что незачем, конечно.
Вот здесь я (крайний справа) только-только ещё отсёк свои шифонеры

Но плохо это или хорошо, то, что мой мир, со своими шифонерами, подходит к концу? Да нормально, мне кажется. Бог с ним!

Tags: Гребенщиков, Питер, Урал, видение, время, картина мира, конец, мир, слова, сон му, шифонер, шифоньер, шкаф, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments