naritsin (naritsin) wrote,
naritsin
naritsin

Вторжение в частную жизнь

Вера и батутБыл день рождения Веры. Ей уже три стукнуло. По этому поводу Катя арендовала батут у королевского (а в Королеве, с учётом глобальной отмены буквы «Ё», все теперь КОРОЛЕВСКОЕ) бизнесмена Ашота. Батут привезли ещё до приезда гостей, водрузили и надули. Аккурат к самим гостям начался дождь, да так и не отпускал до позднего вечера. Но почти все прибывшие дети успели попрыгать и полазить на нём минут сорок-час.  Батут не окупился, но пятнадцать литров вина были выпиты, шесть КГ шашлыка съедены, мелкая карельская форель выпотрошена и зажарена в фольге. То что, несмотря на фиговую погоду, праздник удался, контрастно выявилось уже часам к семи вечера, когда дети смотрели мультики на втором этаже, а взрослые слушали музыку из компьютерных колонок, накрытых полиэтиленовой скатертью, и топтали свежую траву участка взад-вперёд. Было весело, шумно и разговорчиво. Человек тридцать, наверное (не считая детей) одновременно собрались на двадцати сотках стародачного посёлка.

Дима, традиционно попросил гитару, я принёс. Не люблю я песни под гитару, не люблю, но остальным нравится, и значит, Дима должен петь! В общем, из колонок орало что-то вроде Осибисы, Хоронько и Любимой музыки индийского таксиста, а в двадцати метрах из беседки орал что-то Дима. Разносилось, вероятно, далеко, но на то и суббота за городом, чтобы разноситься. Я и сам громко спорил с каждым гостем по очереди о сути прочитанного в блоге Матвеичева. Мне очень понравились перепечатки интервью с каким-то американским экспертом, который систематизирует все страшилки об интернете, мобильной связи и глобальном развитии информационных технологий. Ничего нового парень не говорит, просто выстраивает понятную и обозримую систему, что не надо мол бояться, все уже случилось.
matveychev-oleg.livejournal.com/138267.html     
matveychev-oleg.livejournal.com/138667.html
matveychev-oleg.livejournal.com/138785.html

Я спиной, но сейчас пойду к беседке где поютУже изрядно выпив красного сухого (к тому моменту, изрядно выпив были все, кто не за рулём, то есть подавляющее большинство) я в очередной раз подошёл к любителям ГРОМКИХ песен под гитару (покинув разговор об особенностях современного интернет-бизнеса, что прятался от дождя под столетней лиственницей). Я так фланировал весь вечер между кружками и компаниями по интересам – участь хозяина территории, типа, чтобы всем было весело.

И вот подхожу я к беседке в очередной раз, сумерки уже вокруг, и в них я замечаю незнакомого мужчину, сначала думаю, что кто-то с собой привёл, но вижу, что совсем он не форматный и намного пьянее. На лице его просветление, но меня несколько тревожат ещё и две женщины, тоже далеко не богемного вида, на заднем плане, они явно с ним, но общая задача этой компании напоминает надпись: «ГРАЖДАНЕ! СОБЛЮДАЙТЕ ТИШИНУ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК!».

Естественно, картинка реальности этому лозунгу никак не соответствует. Тут надо заметить, что несмотря на то, что калитка не заперта на ключ или висячий замок, это всё-таки калитка, а территория за ней, как бы частная собственность, и всех кого мы приглашали я помню, а их как бы не приглашали

Ну значит мои обязанности хозяина вечеринки – разрулить это недоразумение. Я подхожу к незваному гостю (ведь он явно центробежная сила этой компании) и говорю ему, перекрикивая димину песню:

- Здравствуйте, а как вас зовут и можно узнать, как вы сюда попали!?

- Я Юра! – заплетающимся языком и не сразу говорит он и смотрит на меня так просветленно.

- Вам, наверное, мешает музыка? – продолжаю я допрос пленного диверсанта.

- Музыка просто чудесная! Скажите, как вы подбираете такую музыку? – он явно спрашивает не только о поющем что-то Диме, но и про общий музыкальный фон, несущийся из обширной аудиотеки обшарпанного ноутбука НЭК.

- Знаете, по моему, вот те три женщины вас очень ждут, - прямо намекаю я.

- Извините, а можно я с вами останусь, я не буду вам мешать, - вдруг со слезами на глазах отвечает мне мужчина лет пятидесяти.

Я примерно понимаю схему. Он сидел на своей даче, но вдруг услышал чудесную музыку и отдалённые голоса, и пошёл на звук. Тётки пришли его спасать и выключить этот кошмар, но выключить не решаются, возможно, по причине явного неравенства сил, а его увести не могут, потому что с нами, даже на периферии, ему ОЧЕНЬ хорошо, а с ними, видимо нет.

- Оставайтесь, никаких проблем, - говорю я, и он остаётся, а я иду к тёткам, чтобы полностью разобраться в вопросе вторжения. Я сходу уверяю тёток, что музыку мы выключим (во всех её вариантах) в 23:00, как и положено. Тётки уверяют меня, что «ничего, ничего, что вы!».

Через минут пять я опять оглядываюсь на тёток. Из них осталась лишь одна, но на месте пропавших лазутчиц, стоят в темноте четыре крупные и явно не дружелюбные мужские фигуры. Руки у них в карманах, позы вызывающие, они помоложе нашего гостя и явно пришли забрать своего патриарха. Тут я уже окончательно трезвею, ведь вечер перестаёт быть томным.

Ну что же, я иду к ним в сумрак и спрашиваю, что собственно они хотят поздним вечером на чужой территории. Они недвусмысленно отвечают, что хотят забрать ЕГО.  Я им по-честному объясняю, что он не пленник, и насильно вывести его не могу, предлагаю подойти и сделать это самостоятельно. Но к этому моменту, я проникаюсь сочувствием к мужчине, который бежал от своего стола, своих мужчин и женщин, и нашёл нечто совершенно иное, то, к чему всегда неосознанно стремился, и вот случайно увидел и услышал, и, прикоснувшись не смог отпустить, как иногда, случайно разбуженный, хочешь досмотреть очень красивый сон, и заставляешь себя спать ещё, игнорируя повседневную реальность.

И он не хочет уходить, и пришельцы явно закипают, и я не хочу сражаться за сон чужого человека с его близкими. Я опять подхожу к нему ближе и говорю:

- Мне кажется, я почти уверен в этом, сейчас вам лучше пойти с близкими вам людьми.

- А вы режиссёр? – почему-то спрашивает он.

- Нет, я просто вижу, что вам здесь хорошо, но кроме того, вы не должны забывать, что у вас есть люди, перед которыми у вас есть некие обязательства, и они беспокоятся за вас.

- Но как мне найти такую музыку!? Где вы её берёте!? Как мне быть! – патетически вскрикивает он.

- Если вы вспомните об этом всём завтра, приходите, я помогу вам, - я осторожно беру его за плечо, дружеским жестом, чтобы случайно не напугать его вдохновение, и веду к его соплеменникам.

Дима поетОн ещё несколько раз порывается вернуться, но я его уговариваю, и он заворожено слушается. Тёмные силуэты его настоящей жизни перехватывают его и уносят в его обычный вечер.

Мне было не по себе. Это напоминало классическую киношную сцену штыковой атаки, когда один солдат заколов другого, всё глубже вводит штык нож и преодолевая сопротивление умирающего тела, что-то по-доброму приговаривает ему на непонятном языке, как будто успокаивая ребёнка. ..

Понимаешь?
Tags: osibisa, Вера, Хоронько, вино, диалог, музыка купленная у индийского таксиста, песни под гитару, понимание, природа, сон, чудесная музыка, шашлык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments