naritsin (naritsin) wrote,
naritsin
naritsin

  • Music:

Грёбаные масоны


Вот Гурджиев он кто был? Откуда я знаю вообще, что его семинары в Европе посещал зрелый мужчина Ульянов и совсем ещё парнишка Адольф Шикльгрубер? Может это с той кассеты в плеере с записью передач «Православного радио», которую я слушал однажды по дороге на съёмку на Мойке 12 десять лет назад? Там было много чего про катаров, масонов, нацистов, большевиков и даже декабристов.

И вот под впечатлением полулегальных откровений (кассету мне дали как большой раритет) я вхожу в дом, где умер Пушкин и сходу попадаю на открытие выставки, посвященной декабристам. «Православное радио» только что рассказало мне, что декабристы были удивительными долбо#бами, стукачами и масонами, до кучи. А здесь, на входе в…

Да! Съемка, на которую я приехал – заседание Всемирной Академии Науки, Искусства и Культуры. И вот на входе эта выставка и куча взрослых именитых мужиков, не ниже профессора, облизывают память декабристов, как будто она священный лингам главного Шивы матери России.

Вообще странная публика собралась, скажу я вам. В толпе выделялся священник, которого я сначала принял за православного батюшку, но только на пару секунд. Присмотревшись, я увидел высокого худого брюнета семитской внешности, с исключительно крючкообразным большим носом. На золотой цепи был крест, какой и положено иметь наследнику византийской традиции, но прямо под ним была цепочка потоньше, на которой висел орден с мальтийским крестом в центре. И шапка странная такая, скорее как шлем. Остальная публика тоже была занимательна. Я внимательно изучал список академиков, длиной в несколько сотен фамилий, известных и не очень. Там на первых местах, кстати, числился директор Эрмитажа, но в день открытия его не было.

В этот момент, на втором этаже меня нагнал какой-то пожилой, но живой и величественно серьёзный, как продавец посуды «Цептер», академик. Он опознал во мне прессу и начал наш нехитрый разговор словами:

- Откройте вот эту книгу! Семьсот страниц. Этот фундаментальный труд подготовлен нашей академией. Знаете, ведь это новая библия!

Я взял книгу, которая была в руках у всех официальных участников. Напечатана она была на дешёвой бумаге в тонкой обложке, внутри чёрно-белые фотографии, схемы и графики.

Бог, Дарвин, Инопланетяне, Египетские пирамиды, атланты и гномы, Вселенная и снежный человек, Атлантида и Шамбала, много было там всего интересного…

Мимо нас стремительной походкой пролетел тот самый священник (священник!?), мой просветитель будто опомнился, выхватил у меня из рук фолиант и заголосил:

- Что же мы стоим, началась работа по секциям! Пойдёмте, вам же снимать надо!

И я пошёл по секциям. Странно, я всегда интересовался подобными вещами (я и фильмы жанра фэнтази обожаю, и в Молёбку ездил восемь раз), но я не запомнил ни одной лекции, хоть вероятно, слушал внимательно, мне же надо было сделать об этом сюжет. Наверное, меня загипнотизировали. Иначе, почему я не помню ни одной даже темы?

Я помню лишь торжественные вступления. В них открыто звучало заявление, что Санкт-Петербург теперь формирует все мировые отрасли науки, искусства и культуры, мир стоит на пороге грандиозных перемен и все собравшиеся – творцы этих перемен. Нифига себе, да!? Я не утрирую, никакой гиперболы. Все прямо так к этому и относились. Никто не зевал и не шушукался, как это бывает на заседаниях и докладах. Глаза у всех горели. Чёрные зрачки того странного человека в рясе прямо сверкали термоядерной энергией мысли. Вот такой он был, представляешь?

И тут до меня дошло: да вот же они – масоны! Да вот они сидят и плетут нити мирового заговора, точнее вплетаются в глобальную паутину своей Питерской ячейкой.

Грёбаные масоны!

Какой только удивительно разной хни не видели мои два глаза, не обрабатывал мой мозг, не чувствовало моё тело…

Так вот, Гурджиев. Всё что я читал и слышал о нём, его собственные книжки, хоть он и никакой не писатель, всё это говорит мне о том, что он не великий мистик, а просто человек познавший суть вещей, механику происходящих процессов. Его основной тезис: человек – машина. http://lib.rus.ec/a/31729

Гурджиев был сибаритом и цинично, уже в Европе и США набирал многолюдные школы состоятельных искателей истины. Но как видно из воспоминаний, в том числе и людей, которые его ненавидели, именно учил он немногих. Всегда был какой-то близкий круг, а по сути, лишь несколько учеников. Гурджиев очень любил водить машину, и в этом я его хорошо понимаю. Приделать к собственной машине тела тюнинг в виде автомобиля и увеличить свою мощь, энергию, скорость, разве это не то, что так любит американская культура: супермены, сверхспособности, выдающаяся сила и власть.

Мне кажется, Успенскому и ещё паре человек, Гурджиев просто смог объяснить то, что знал. Но к чести его, не оставил после себя не то что храмов, но даже какого-либо понятного учения.

Гурджиев мне положительно близок душой (хоть здесь этот неологизм неуместен), так же, как Витгенштейн мне близок способом мышления. А про третьего такого же, с которым я дружу последние десять лет, я рассказывать не буду, он этого не приветствует.

Да, и как это Гурджиев пролез в текст про питерских масонов? Или это они втиснулись в тему Гурджиева?   

Tags: Гурджиев, Питер, СПб, журналистика, масоны, прошлое, работа, сон му
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments