Tags: филиппины

Такси Юго Восточной Азии (изнутри)

Однажды мы ехали на такси часа три с севера Гоа на самый его юг. Таксист взял своего приятеля и они всю дорогу трендели, споря, смеясь, размахивая руками и глядя друг на друга, а не на дорогу. Из магнитолы играло вот такое:

Я после долгих уговоров купил у него диск, на котором были им самим собраны любимые им песни. А на фото вид из другого такси. Видите на торпедо две фигурки? Это Иисус и дева Мария. Водитель винтажной Махиндры был молчалив, но так же как и другие индийские таксисты переодевался перед каждым постом дорожной полиции.
Вид через лобовое стекло Махиндры
Видите, кусок его рубашки? Прикол в том, что было градусов 40, а колониальной конструкции автомобиль, обшитый изнутри таким же материалом, которым обшивают в России тяжёлые "богатые" диваны, кондиционером не оборудован. Вообще таксисты гоняют в майках-алкоголичках, но перед полицией обязаны выглядеть прилично. Поэтому, на любом горном серпантине, таксист бросает руль и, не снижая скорость надевает нарядную светлую рубаху. Проехав пост опять её снимает, тоже не парясь особо сбросом скорости.


Collapse )
promo naritsin december 20, 2013 10:04 6
Buy for 100 tokens
И всё-таки, в голове у множества людей сегодня кое-что сломалось. Возможно это эволюционный процесс, ведь мрачное средневековье тоже привело к эпохе возрождения. Но считать, что мы сейчас как раз и находимся на самой границе эпох, мне кажется глупо. Средневековье длилось много тех самых средних…

План таков:

Бросить все вещи. Все те самые мелочи, которые не доставал из кладовки год. Оставить красивые икеевские торшеры и, готовящийся стать такой же архаикой, как видеомагнитофон, дивидипроигрыватель, сотню книг, к которым возвращался по разу в год, несколько сотен компакт-дисков с музыкой которую не слышал лет пять, а то и никогда толком, тысячу сувениров и просто ненужных мелочей.

Отдать кому-нибудь три картины Ситникова, три картофельных мешка детских игрушек, оставить в доме, где сейчас живу, плотный мешок с инструментами и какими-то шурупами, красивый вертолет в чемоданчике, который подарил на день рождения Мазур, двадцатикилограммовые гантели, целый мешок компьютерных проводов и принадлежностей.

Подарить кому-то квадратный пресноводный аквариум Макарова, выбросить наконец, очень красивый рисунок Финского залива, нарисованный когда-то на его берегу в сухриной машине на спичечном коробке, оставить Серегину патефон с пластинками, даже с той односторонней 1908 года, где на одной лишь стороне еле узнаваемо хрипит Энрико Карузо, а на конверте нарисованы я, Сухра, Юля и Дима в моей квартире на Петроградке. Сухра нарисовал даже себя, рисующего нас.

Продать и вторую машину Nissan X-treil  к которому прикипел уже за полгода, сесть на самолет, долететь до Бангкока, а оттуда уже на Бали, просто пожить там, не в отпуске, а именно жить.

<span id="c9e637457b84d030f09367e7c2b362e4"></span>

Сумка сувениров

Почему люди ставят памятники? Да памятники не люди ставят, а система. Не советская система, не ньюроссийская, не система США и не система Нидерландов. Система в принципе то, что не подчиняется человеку, чему подчиняется человек.

Пол Есенин в Рязани 

Так же любой из нас хранит что-то, иногда подлинное, как старая детская игрушка с отломанными частями, иногда суррогатное, как сувенир из отпуска на море.

Последнее время из разных стран я привожу что-то утилитарное с конечным периодом эксплуатации. Джинсы, купленные в многоэтажном моле Бангкока, туфли, сторгованные у уличного продавца в Куала Лумпуре, цветную странную футболку с филиппинского Боракая. Всё это радует меня именно как сувенир, да ещё и полезный и, самое главное, имеющий конечную точку износа, когда эту вещь выбрасываешь. От кубинской футболки с Кайо Ларго я тоже смог избавиться, но только после того, когда к дыркам на спине и груди прибавилась липкая грязь Бусуанги и Бохола, а футболка намокла. В тот день мы с Катей и Верой поплыли на дальний остров на фанерном тримаране и на обратном пути попали в тропический ливень. Два лодочника азиата равнодушно наблюдали, как капли дождя становились всё чаще, а наша одежда всё глубже пропитывалась водой. Тёплый тропический муссон (или как там он должен называться, но слово подходит) пронизывал тело насквозь, зацепляясь как раз за эту мутную от намокшей жирной пыли майку, и было так дико холодно, как бывает в Питере в минус 15 на набережной Малой Невы в конце октября. Катя накрыла Веру собой, а я просто отобрал у лодочников один из спасательных жилетов и надел на неё, а сверху укрыл его же лодочника куском рогожи. Но сам стоял, пытаясь хоть как-то спрятаться под навесом от солнца, который от дождя не помогал абсолютно. И вот тогда, выйдя на берег, я выжал футболку с Че Геварой и уже после этого посмотрел на неё и понял, что конец ей! Её не надо сушить, она уже не пригодится. Я нашёл то, что на острове играло роль урны, сложил футболу в паралепипед и, даже не бросил, а оставил там. Но видишь, я её всё ещё помню!

Та самая кубинская футболка за пару дней до того, как я её выкинул на Филиппинах 

Из всех сувениров прошлого у меня осталась только огромная спортивная сумка с компакт дисками. Там их пятьсот штук, наверное, всё, что я когда-то любил: Джетро Талл, Майкл Найман, Шостаковичь, Джон Колтрейн, Фрэд Фрит, Холгер Шукай и Ирмин Шмидт, Вертинский, сборник Ветлицкой, Има Сумак, Леонид Фёдоров (я был на 15 его концертах, наверное), Ап Бастл Энд Аут (под который я танцевал в клубе Пар-СПб), почти полная коллекция Макса Лещенко (даже случайная запись, где я подыгрываю ему на скрипке, а Решетников на Басу), Ута Лемпер поёт песни немецкого кабаре, пятьдесят пластинок с музыкой лэйба Нинзя Тюн, Фьюча Саунд Оф Лондан и ОРБ (на их выступления я даже попадал в Питере) и даже диск какого-то культового гитариста, который он мне подписал пьяный в шляпе в баре дворца молодёжи, на каком-то третьем для меня СКИФе. И всё это не надо мне уже примерно пять лет. После того, как я начал водить машину, только в ней мой проигрыватель, а водить в московских потоках под фритовский «Сэп А Кросс Зе Бода» не просто невозможно, а просто опасно. И самое главное, эта музыка не приносит никакого удовольствия за рулём.

С патефоном хорошо залезть ночью в какой-нибудь московский парк 

И, несмотря на то, что у меня почти не осталось предметов из прошлого (кроме, разве что, вот этого патефона), несмотря на то, что я давно бросил в одном из оставленных городов альбом со своими детскими фотографиями, сумка ещё стоит в тёмном холодном чулане второго этажа дома в подмосковном посёлке Валентиновка. Там, где я сейчас живу. Сумка здесь, и я в неё почти не заглядываю.

Типичная люстра сосъёмной квартиры. Мне она светила на Савеловской 

Получается, система всё ещё владеет мной, это ведь именно те присоски, которые сдерживают мою свободу. Можно ли освободиться от всего вообще и оставаться собой?

Три года назад в Бангкоке я видел, что ОН готов освободиться от ВСЕГО, а ты? 

Сколько времени мне ещё надо, чтобы избавиться от этой сумки? Две недели или полтора года? Почему не в эти выходные?

Времена и тряпки

Те, кто сменил эпохи, те, кому «околосорока», помните, какую роль в нашей жизни играли «тряпки»? Джинсы, полосатые рубашки «лакоста», адидасовские олимпийки, и на пару только лет штаны с накладными карманами?

За кожаную куртку часто убивали, а норковые шапки срывали иногда прямо с головой, мохеровые шарфы рвали так часто, что не исключаю жутких эпизодов удушения экс-владельца. Какое-то время (20 лет или 70 лет?) одежда была недвижимостью и жизненной целью, говорят, что в Екатеринбурге, где я не был уже лет шесть, она всё ещё дико важна.

 Я понял насколько это дико году в 96-ом. Работая телерепортёром, я часто выезжал на места очередных разборок. Трупы молодых бритых парней не удивляли, пожалуй лишь однажды мне стало странно. Я снимал взрыв где-то на Уралмаше (на райлне, как говорят в Москве :-) Мы с оператором на тридцатиградусном морозе толкались среди оперативников, через толстую металлическую решётку ларька было видно что-то обугленное, то ли тело, то ли всё что в этом ларьке было вместе с телом. Кто-то бросил туда лимонку. Мы вели себя довольно корректно, внутрь не напрашивались, хотя договориться со следственной группой не составляло труда. Тогда в Екб это было нормально. У оперативников и так было много хлопот, помимо основной работы. Зевак рядом не было, ведь ничего интересного, и только любопытный мальчишка лет восьми всё норовил заглянуть внутрь ларька. Какой-то следак устало гонял его подзатыльниками, парень уворачивался, но всё время возвращался к чёрному окошку. После особо твёрдого ментовского подзатыльника, паренёк обиженно и возмущённо крикнул исподлобья: «Чё, посмотреть нельзя? Там вообще мою мамку взорвали!». Это иллюстрация времени…

 Где-то в те же времена, я рассматривал паренька моих лет изрешечённого калашом. Судмедэксперты ещё не работали и на покойном по-прежнему были аккуратно надеты: бейсболка, эластичный тёмно синий адидасовский костюм, чёрные видавшие года начищенные югославские ботинки «Супер ритмо» на белой подошве. Завершала ансамбль китайская чёрная короткая кожаная куртка, вот она была нелепо подвёрнута и даже испачкана в осенней грязи. И конечно, вся одежда, разве что исключая ботинки, была пробита пулями и пропитана кровью. Её пятна, кстати, совсем не такие, как в сериалах и кино, даже западных.

 Я смотрел на этого бывшего уралмашевского бойца и видел, как он подбирал себе весь этот гардероб. Как долго копил деньги на правильный спортивный костюм, не хуже, чем у пацанов, как выбирал китайскую куртку на рынке «Таганский ряд», торгуясь с матерком, как покупал юговские туфли, возможно ещё во времена работы нелегального вещевого рынка на Шувакише. В общем, я вдруг осознал, насколько нелепо думать об одежде, как о чём-то, в чём тебя увидят и полюбят или позавидуют тебе другие. Очень нелеп был этот нарядный труп, и как-то очень его было жалко, что он так и не понял, что тряпки – не главное. Вот сщас вам любой такой пацан объяснит, что главное это не тряпки, а поршекаен и квартира в собственности. В общем, налицо, я считаю, прогресс в ценностном отношении моей нации. Я без шуток! Хотя бы в денежном эквиваленте сравните…

Так вот, однажды в свадебном путешествии, я купил на одесском рынке отличные плавки-шорты. Они служили мне почти четыре года, сшиты были из какого-то чудесного материала, который не портился ни внутренне, ни внешне, только удобный карманчик на молнии проржавел от ключей, которые в нём погружались в агрессивную морскую среду Чёрного, Адоманского и Карибского морей, Атлантического и Индийского океанов и ещё приятного, но не такого чистого как Адоманское море, Сиамского залива.

Два года назад на острове Кайо Ларго, который за три дня мы излазили вдоль и поперёк, прямо на веранде дорогостоящей виллы, я повесил их сушиться на ночь на пластиковый стул. Рядом расположилась с той же целью хлопковая мятая грязно-зелёная рубашка из Индии. Там она выжила чудом, ведь купленные на Ко Пхангане штаны рыбака, такого же зелёного цвета, превратились в грязные лохмотья уже на третьи сутки Гоа, а после Тайланда я их даже не стирал. А вот Катины оранжевые штаны рыбака сохранились до той же кубы. Помню еще, иду третьего января по Гаване, чтобы позвонить нашему водителюХорхе. Холодно, градусов 18, но я небритый в широкой расшитой чёрно-розовым малевичем рубахе из питерского секонда и в тех самых оранжевых штанах рыбака. Место оживлённое, ведь я ищу хоть один рабочий таксофон. Их сотни на моём пути, но сработал лишь сто третий. И всё время поисков, на ходу и пытая железную коробку таксофона, я позировал (мне было не в лом, я и сам фотограф) для примерно сорока туристов-фотографов из разных стран, все они были с огромными кэнонаминиконами, чьи объективы и бленды на них, казалось обещали мне обложки Ньюсвика и т.д. Если увидите где-то на выставке разрушенные улицы Гаваны и высокого нечесаного небритого блондина в ярко оранжевых тайских штанах рыбака, знайте, это точно я.

Эта фотография сделана за десять дней, до того, как мои плавки украл кто-то из обслуги фешенебельного кубинского отеля всёвключено, возможно один из тех негров, что довозил я пьяный в дюпель шестой час своей жизни за рулём джипа с ручной коробкой передач. Я как-то сразу повёл, а к вечреу напился бесплатных кубинских спиртных напитков прямо в баре бассейна. Катя легла спать, а я, конечно пошёл к машине, но тронулся только с шестого раза, подобрав наконец нужную комбинацию трёх педалей. Мне было почти не страшно и скучно, через полчаса, у какой-то пристани мне наконец помахали два молодых негра. Сели они в машину и попросили подбросить их километров десять до дискотеки, я сказал им – окей! Мы гнали по прямой асфальтовой дороге, ядаже вспомнил нужный поворот, когда была развилка, парни смеялись белыми зубами и льстили мне на плохом английском:
- Русский человек, ты хорошо водишь!
- Да, шестой час в своей жизни! Я впервые сижу за рулём, - с пьяным хохотом, на ужасном английском отвечал я, и они поняли, более того, как-то сразу сникли. Но от счастья, что выбрались живыми, буквально вытащили меня из машины, на свою дискотеку для обслуживающего персонала. Тут меня и застала Катя, она до сих пор не простила мне, что я пьяный ночью сел за руль арендованного полноприводного «Джимни» и несколько часов катался по ровному, как разделочная доска 17-ти километровому острову. Туда – сюда.

Но один из этих парней (или идентичный им) упёр мои плавки и ту самую хлопковую рубашку больше похожую на одноразовую операционную футболку хирурга. Очень старую и даже без лейбы. Это был последний в поездке пляжный день, и мне было всё равно, но другой футболки у меня не было. Только та рубашка, но одевать её (хоть и без штанов рыбака) это всё время быть под прицелом японских фотокамер интернациональных туристов. И я отправился на машине в магазин в соседний отель (их там на острове было максимум четыре, я поехал в ближайший). Я уже понимал, с чем придётся столкнуться: либо белая футболка с акварельной картинкой пальмами и надписью «Cayo Largo», либо такая же фиговая майка с портретом Че Гевары. Ну вот никак в мои правила жизни не вписывалось, вернуться с Кубы с майкой-чегеваркой. Да, ничего другого в двух сувенирных лавках острова не было. Всё за валюту и ровно так, как я представлял, и вдруг… Я увидел майку с Че Геварой в Красной звезде, с пришитыми ниже датами его рождения и смерти и с изящным маленьким флажком Кубы на воротничке за шеей. Она была прекрасна, несмотря на Че Гевару. Это была единственная дизайнерская тряпка на всей Кубе. Уж поверьте, я присматривался!

За шесть дней до этого, в маленьком городке перед Камагуэем, я бродил по местному рынку, разглядывая, чем тарятся туземцы. Товар был не хитрый, а они смеялись надо мной весело. Действительно смешно, когда турик присматривается к разному кубинскому говну. Но вдруг я увидел гору жёлтых кожаных ботинок. Правые, левые, всех размеров, но примерно одного цвета они правда лежали горой. Всё это было сшито БЕЛЫМИ НИТКАМИ. Ими была пристрочена настоящая кожа к каучуковой, но не китайской, а КАНАДСКОЙ подошве. И автор сам это продавал. И цена оказалась подходящей – триста местных песо. Не помню 3 это евро или 10? И вот, порывшись пять минут в куче, я нашёл два почти одинаковых. Они до сих пор, кажется, лежат у меня в разделе зимняя обувь. Они уже жутко непрезентабельны, но БЕЛЫЕ НИТКИ ни в одном месте не разошлись!

И вот я купил и сразу надел эти высокие жёлтые ботинки, и уже уходя, обернулся к рынку. Вся эта расслабленная толпа на городской площади всего за 10 секунд встала в организованную очередь к сапожнику! Они раньше не представляли, какие это хорошие ботинки, ведь они были кубинскими ботинками! А я- турист, купил их не задумываясь и радостно, из чего можно было понять, что вещь необыкновенно ценная. Так что я привёз не только майку с Че Геварой…

Она, кстати, тоже прожила интересную жизнь. Пару лет бродила по коридорам Останкино, месяц потела в Бангкоке, на Самуи и Ко Тао, вытянулась со временем и окончательна порвалась уже на первом острове Филиппин, но выброшена была в последний вечер на последнем острове. С болью в сердце выброшена. Дырки на ней появились после того, как на море нас застал дождь. Фанерный катамаран с бамбуковыми крыльями был защищён  сверху маленькой клеёнкой. Тёплый тропический ливень поначалу забавлял, но скорость катамарана придавала ему сначала прохлады, а потом, дикого холода промокшей одежды и ветра. Я заставил безразличных лодочников укрыть хотя бы Катю с Верой у неё на руках, чем-то там, а сам пытался балансировать под крышей, спасая фотокамеру, какими за десять дней до покупки майки меня снимали фототуристы в Гаване. Но объектив, конечно поменьше, штатный, прямо говоря.

Я, Катя и Вера выжили, и последний раз выжав футболку с Че Геварой, я окончательно понял, что это конец.

Бусуанга-2

Вот я и добрался до последних дней на Бусуанге. Жирафы, и ещё раз жирафы! Откуда, казалось бы, на маленьком Филиппинском островке взяться двадцати одному жирафу? Завезли, оказывается, из Африки вместе с зебрами и антилопами тридцать лет назад.

А я же даже не хотел туда ехать, дико далеко, дико дорого, какой-то сафари-парк - филиппинский туристический гламур... Катя настояла, мол Вера (а ей тогда было 1,6) обязательно должна увидеть жирафа. А Вера, и вправду, обожает всякую скотину, вплоть до крабов.

Первая радость пришла, когда через 2,5 часа поездки по горным грунтовкам острова мы добрались до пристани (это было дорого, но морем это было бы дольше и дешевле на 150 рублей). Это была САМАЯ ДИКАЯ пристань из всех, что я уже видел в ЮВА. Равнодушный мальчик на лодке (за немыслимую сумму, но ты поди поищи другого лодочника) перевёз нас на маленький остров, к нам вышел неторопливый егерь, он позвал по рации "джипни", который приполз (именно приполз, это была ОЧЕНЬ старая машина, когда я потом попросил выключить двигатель, потому что снимаю видео, проводник извинительно ответил, что мол никак не можно, оно уже не заведётся). Сафари-парк был только названием. Просто остров по которому бродит несчитанное количество оленей и антилоп, вероятно считанное количество зебр, и хорошо сосчитанные жирафы. Фиговый неглушимый джипни, кстати, тоже влетел в филиппинскую копейку, но того стоил.
</lj-embed>                                                       
А популяция туристов на сафари-острове, по крайней мере в тот день - три: я, Катя,Вера... Это очень круто - втроём, бродить по острову среди жирафов и антилоп. Русский турист лет пятидесяти в нашем "отеле", проходя мимо, сказал мне:

- Этож надо так, никакого сервиса, дичь какая-то!
- Так за дикость и платим, - успокоил я его, понимая, что он о денежных тратах и несоответствии звёзд.
- За дикость и платим... - он повторил эти слова и потерял свой, уже было накативший, мрачняк. Он будто просветлел.

Если платишь большие деньги за дикость, видимо дикость дорогая штука, это и вправду успокаивает...
                                                                                  
Казалось бы, причём здесь Фила Бразилия, речь-то шла о Филиппинах? А просто, чтобы она вам играла, а вы потратили 3 минуты 6 секунд на написание комментария :-)

Безотносительно

Скинул видео первых дней на Филиппинах. Место называется Бусуанга. Выглядит примерно так как называется. Дико, но красиво. Стремительные тарахтелки - трициклы, плетёные хижины без признаков мебели, деревянные лодчёнки с бамбуковыми противовесами для устойчивости.

А следующие два дня в Бусуанге были ознаменованы прогулками между жирафов. Откуда жирафы на Филиппинах, в следующей серии, которую когда-нибудь тоже перецифрую.

П.С. - Да, и смотрите в HD, там красиво :-)

Телефонный звонок

Пару часов назад звонит мобильный. Номер незнакомый. Я принимаю вызов, там женский голос…

- Вы были на Филиппинах?

- Да… ???

- Ну и как там? Змей много? Мне сказали в море лучше не заходить, везде змеи, очень ядовитые?

- Простите, а с кем я говорю? Может, вы представитесь, ну и как-то объясните суть вашего звонка?

- А, да, конечно! Ольга. Ваш номер нашли в интернете. Вот собираемся на Филиппины, хотели узнать, можно ли там купаться в море, есть ли там ядовитые насекомые и как там вообще?

- Ну, змею одну видели, было, ну медуза ужалила, но купаться можно, насекомых – как везде, вообще красиво…

Но вообще я понимаю эту Ольгу, мы сами, когда собирались, толком ничего про Филиппины узнать не могли. Информация скудная и противоречивая. Так вот, главный совет:

Удивительная сволочь

Если вдруг вы окажетесь на острове Боракай на Филиппинах, и попытаетесь что-то намутить сами, не связывайтесь с этим гражданином! У него на лице написано, что жулик, но когда он пристаёт навязчиво со своей помощью, все филиппинцы вокруг, в том числе полицейские, говорят тебе: «Гуд мэн!», и приходится верить. Я уж не помню, какую он нам первую помощь пытался оказать, но не смог. А во второй раз мы хотели, не очень дорого, найти автомотобайк. На самом туристическом филиппинском острове Боракай это оказалось непросто. И тут он опять. Говорит: «Байк, да ноу проблем, идите за мной!». Ну, мы и повелись, потопали всей семьёй «здесь минут пять, туда». Идём в темноту, всё дальше от оживлённого пляжа. И вдруг он начинает останавливать каждого мотоциклиста и спрашивать: «Аутоматик?». Аутоматиков на Филиппинах немного, честно говоря, а так мы видим, что любой мотоциклист, под руководством нашего «помощника», готов отдать нам байк прямо с колёс. Мы уже начинаем понимать, что теряем время, но один из мотоциклистов жестикулирует руками, а наш «помощник» тут же арендует для нашей семьи трицикл, загружается на него и сам, и мы гоним в тёмную неизвестность. Постепенно заезжаем вглубь острова, вокруг трущобы и дорога, как таковая, закончилась. Через минут 20 поездки встаём в каком-то совершенно тёмном месте. Он выпрыгивает и начинает что-то орать, из контекста понятно, что громко опрашивает жителей деревни – у кого автоматический байк. В темноте из всех щелей лезут силуэты филиппинцев (скорее всего филиппинцев, потому что не видно кто эти десятки человек вокруг). Катя с Верой на руках шепчет мне что-то типа: «Слушай, надо как-то сваливать». Мы пятимся к нанятому трициклу, но в этот момент из темноты появляется байк, который мы, видимо, должны арендовать. Байк обычный, но «помошник» говорит мне: «Фул аутоматик, три спид!». Я уже зверею, потому что потрачено время и деньги (да и вообще, честно говоря, страшновато), и мы кидаемся в будку трицикла и орём таксисту название района, куда хотим вернуться, помощник грузно шлёпается в «салон». Всю дорогу обратно молчит сволочь! А по приезду растворяется…  Таксист получает 100 песо за два конца. На следующее утро я сам спокойно арендую аутомотобайк за 1000 песо в сутки…

Не попадайтесь, неизвестная Ольга, вот этому хмырю. Это главный совет.

Да, вот вам телефон Ольги, которая мне так безапеляционно звонила: 8-926-322-83-73, вы звоните ей тоже почаще, если когда на Филиппины соберётесь, и тоже не представляясь прямо расспрашивайте обо всём, что вас интересует :-)

Шанхай, транзит

Мы опять в Шанхае, завтра последний (девятый) перелет за две недели. Итого: девять перелетов, пару десятков лодок и паромов, несчетное количество филиппинских трициклов, несколько десятков такси, многие километры пустынных и переполненных пляжей.

Предпоследний день на Бохоле мы наняли лодку и погнали на какой-то очередной маленький "чудо остров", на котором не оказалось ни одного пригодного пляжа (как это было обещано), в море у берега болталось человек 300 любителей снорклинга и продавщицы ненужных здравомыслящему человеку коралловых безделушек вцеплялись в горло, пытаясь продать нечто отвратительно-сувенирное по цене ужина в среднем московском ресторане. Катя пошла на снорклинг, я пас Веру в тени каких-то кустов, между пересохших бассейнов. Вера, впрочем, изрядно развлеклась наблюдая коз, свинью, собачек, петухов и филиппинских детей. Когда катя вернулась из моря, я уже проклинал этот остров, эти Филиппины, этот коралловый мусор, по которому невозможно было передвигаться на стертых в последние дни ногах.

Катя буквально выгнала меня в море. Маленткий филиппинец на лодченке, размером со стандартное на русском селе корыто, отвез меня всего метров на 200 от берега острова. Туда где отмели кораллового рифа внезапно заканчивались темным резким обрывом глубины морской. И вот тут я простил все, всем. У меня до сих пор перед глазами медленно опускается в бездну огромная черепаха. А ещк я заныривал прямо в косяк бесчисленных полуметровых рыб и они таращась на меня своими круглыми глазищами, беззвучно возмущенно материли меня, за то, что я нарушил их строй. А еще, прямо под лодкой корытом располагалась огромная актиния, и в ней жил самый здоровый клоун, которого я видел в жизни (и по телевизору :-) Ни в Тайке, ни на Кубе мы с катей такого не видали, в этом мы сошлись. Очень много очень красивых рыб...
А потом мы возвращались, и уже издалека, было видно, что мы плывем в дождь. Что сделал бы тайский лодочник? Показал бы рукой в ту сторону и предложил подождать, пока дождь уйдет в сторону. Что сделали филиппинские лодочники? Просто ломанулись в самую гущу тропического ливня. Если вы не плавали на филиппинском катамаране в тропический ливень, вам не понять как это херово и через сколько минут мокрая футболка становится суперхолодильником на самом слабом ветру...
Ладно хоть не штормило, как это было с нами пару раз в Тайланде, когда можно просто обосраться от страха в моменты, где лодчонку подбрасывает о одновременно захлестывает огромной волной... тут было без шторма, но вряд ли филиппинские рыбаки не поплыли бы в центр шторма будь он. Вообще мне кажется у наших народов есть сходство (не могу сказать, что поразительное) - желать много денег ничего не делая и истошно гнать брак в любой работе (будь то турбизнес или отделка жилого помещения).

Да... компутер так и не продал, через несколько часов торгов с человеком с говорящим именем Тата (тататататата) бросил это занятие за бесперспективностью торговых переговоров с азиатом.

А сщас что-то вприаэропортовском отеле теряется интернет и за сим прощаюсь и ложусь спать. Через 6 часов восмичасовой перелет в Москву...

Дети Боракая (картинки увеличиваются)


Дети на острове Боракай с виду, как обычные дети, но еще раньше, чем научатся говорить, они начинают карьеру в турбизнесе...
Это дочка хозяина затрапезного кафе в месте, где никого и нету, в каких-то кустах, на какой-то горе, охраняет имущество, пока папа меняет мне деньги на сдачу в соседней деревне.


                 

Мальчик еще не слова по аглицки не произносит,и вообще молчит, не зная что сказать, но взгляд уже говорит - давай песо! Я не дал, как-то вообще на за что было. А милостыня это нехорошо.










Эта девочка привязалась к нам намертво, будто примотали ее к нам распространенной на острове колючей проволокой. За сотни, а то и тысячи песо (то бишь в 10 или сотни раз выше номинала) она предлагала нам множество всего ненужного, вот эту ракушку например. Когда в надежде купить ее невнимание я дал ей 20 песо, она жутко расстроилась. Деньги растерянно взяла, но уходить не собиралась. Она была нашей спутницей на пустынном облачном пляже до самого конца прогулки...




            
    




Эти две девочки ничего не просили. Это странно. Может у них выходной или перерыв на детские игры.










Эти дети с удовольствием приняли малолетнюю Веру в компанию и учили ее кувыркаться. Вера отлично освоила прием - падение в песок плашмя. Дети развлекались с Верой до заката, а потом естественно пришли и заявили, что они - бэбиситтеры. Но можно отметить, что свои 100 песо они заработали честно. Хотя цивилизованный подход - предложить услугу, а уж потом требовать оплату.





                           



Девочка просто фотографировалась, а ее еще не говорящий брат потом бежал за мной протянув открытую руку и мычал что-то на своем младенческом. Ну я хорошо понимал что именно. Свой песо он схватил жадно и куда-то понес.





Когда все эти дети не делают для туристов жалостное личико, выглядят они очень взросло. Потому что работают. Детьми.

Бусуанга

БусуангаПросто несколько фото позавчерашней Бусуанги.

Это портовая площадь и черномазая Ассоль спешит куда-то по своим непонятным делам. А на заднем плане романтически удаляются три католические школьницы.

Бусуанга






Здесь будет ресторан! На примере вскрытия этого здания можно рассмотреть анатомические особенности филиппинской архитектуры. Все строится из реечек и плетенки. Но этого вполне хватает, как для бытовой жизни, так и для шикарного рэстарана.

Бусуанга





Вид на центральную площадь Бусуанги из проходной арки, где проводятся лотереи и живет попугай в клетке.
А кто испытывает романтические чувства к филиппинским женщинам, может увеличить это фото (все фотки втыкабельны) и вглядеться в это лицо.

                 
Бусуанга, биллиард




На Бусуанге играют в баскетбол, шахматы и в закоулках прячутся от редкого туриста вот такие биллиардные. Как они играют, я так и не въехал. Все 10 человек по очереди, на деньги (20 песо) и каким-то неведомым мне образом, используя при этом игральные карты.


Бусуанга




Старушка рвет руками старый кокос. Это непросто! Попробуйте сами: возьмите новый твердый кокос, подержите его на ближайшей помойке 3-15 лет, чтобы он основательно подгнил, старайтесь, чтобы его не выели муравьи и не забрала мусоросборочная машина, что часто бывает в больших городах России. И вот кокос готов, чтобы рвать его руками! Но даже подготовленыый таким сложным образом кокос рвать очень сложно, поверьте!



Про Боракай наверное завтра напишу. Но тут все приличнее, фиг найдешь такую старуху разрывающую гнилые кокосы.