Tags: Гребенщиков

ЧТО говорит и КТО говорит

Противостояние между Россией и Америкой тупо раздуто потому что оно выгодно только нескольким правителям а причем тут обычный народ? Обычный народ хочет просто жить в мире, счастье никаких войн не знать. А эти правители, которые тупо сидят на больших бабках, хотят тупо народ стравить. А люди, в большинстве своем, имеют примитивный мозг, потому что детство уже начинается с отупления народа, меньше надо смотреть телевизор, потому что ничего хорошего там нету и передачи наитупейшие обычно. Поэтому люди, к сожалению, подвержены влиянию, зомбированию и стадности. Поэтому их просто стравливать, что очень часто происходит...



Хорошее фото Гребенщикова (в плохом качестве). Но дело в том, что цитата сверху не Бориса,Collapse )
promo naritsin december 20, 2013 10:04 6
Buy for 100 tokens
И всё-таки, в голове у множества людей сегодня кое-что сломалось. Возможно это эволюционный процесс, ведь мрачное средневековье тоже привело к эпохе возрождения. Но считать, что мы сейчас как раз и находимся на самой границе эпох, мне кажется глупо. Средневековье длилось много тех самых средних…

Как я был на концерте Цоя и куда это меня привело

В 1988 году все уже окончательно свихнулись перестройкой и гласностью, транслирующей себя из всех щелей пары телеканалов и радиоточек СССР и нашему классу, прямо через школу, продали по три рубля билеты на концерт группы Кино. Это было в ледовом дворце, я сидел не так далеко от сцены. Цой поразил меня тем, что ничего не говорил, никаких предусловий (принятых в те времена, всё что-нибудь рассказывали, зачем-то), музыкантов не представлял, даже названий песен не объявлял, просто пел их одну за одной. В какой-то момент в зале все начали что-то жечь в вытянутых вверх руках. Мы со школьным приятелем Андреем Войдаком (потом его семья уехала ещё в советскую Белоруссию, потом не стало СССР и мы перестали быть согражданами) нашли в моей сумке учебник биологии и вырывали его страницы, поджигая их над головами. Концерт запомнился...



Американская "мамка" всего того рока Джоан Стингрей выложила на своём сайте неимоверное количество отсканированных фото тех времён.



Collapse )

Мир, каким его знали, подходит к концу

Гребенщиков ещё дальше пел: "И бог с ним!". Но мы не Гребенщиков тридцать лет назад, мы то сейчас увидели, как другая страна сбила наш военный самолёт. Мир, каким его знали подходит к концу, это точно. А природа останется такой же. Это только придуманный мир меняется. Картинка и правила. Причём, история показывает, что до следующего устаканивания проходят целые главы учебника. А прибой океанский всегда примерно такой. Несмотря и вопреки.



Collapse )

Дешёвые лёгкие крестики!

Это было лет десять назад. Мы с парой друзей начинающейся питерской осенью, с моросящим дождём и только угадывающимися, но уже скоро, заморозками, ездили на электричке куда-то в окрестности Ладоги, во что-то вроде похода. На обратном пути, промокшие и промёрзшие мы стояли на остановке, километрах в двадцати от станции. Следующей остановкой вглубь была конечная, она даже была видна. С нами вместе автобус ждали несколько жителей посёлка.Вот из-за угла появился старый автобус, промчался мимо нас и остановился вдалеке на конечной. Мы ждали так долго (как пел Гребеньщиков в песне "Музыка серебрянных спиц" на отметке 1:22)

В общем, мы дождались того момента, когда автобус постояв там минут двадцать, развернулся и поехал в нашу сторону, постепенно разгоняясь и на полном ходу, пустым, промчался мимо нас за поворот! Куривший рядом со мной Приму беззубый дед, просто офигел от этого маневра, секунд через 10 после исчезновения автобуса, он повернулся ко мне и голосом, не верящего в произошедшее киногероя, громко спросил: "Бля, мы чё никуда не едем!?". Вопрос был риторическим.

Следующий автобус появился через час- полтора. Это было уже перед первыми признаками наступления вечера. На этот раз мы и все остальные (а компания на остановке была очень живописная, как в старом советском кукольном мультфильме) бросились за ним на конечную, почти бегом, и там влетели в открытые двери. Мы сдрузьями расположились на заднем сидении. Помнишь, на таком длинном дерматиновом диване львовского автобуса, который на ямах и при резких маневрах, сползает в салон боком, вместе с пассажирами.


Двигатель завёлся, когда в переднюю дверь заскочили ещё два пассажира. Они сразу кинулись к полуоткрытой кабине водителя и заорали на него матом, приводя какие-то рассыпавшиеся на расстоянии для нас доводы. Мы не понимали сути происходящего и то, что случилось затем, тоже поняли не с разу. Двери закрылись, автобус резко развернулся и поехал в лес по неплохой грунтовке. За окном мелькала чаща, долгое поле с пасущимися коровами, одинокие бревенчатые избушки, и все признаки того, что едем мы не по маршруту. Особенно это стало явно, когда грунтовка закончилась и пошла просто лесная дорога. Полчаса в один конец. Там, совсем на какой-то опушке дремучего сказочного ладожского леса, автобус остановился, его двери с всхрипом раскрылись, двое местных жителей вышли. Мы развернулись и ещё через полчаса были на той же конечной, а ещё через минут пятьдесят уже в темноте приехали на станцию. Добираться до Питера нам оставалось часа полтора.

Как описать эту электричку. Она была забита, в ней были растоплены печки под деревянными сидениями, так что пассажиры, распахивали свои куртки и утеплённые спецовки. Преобладающим головным убором мужчин были кепки. Мы с друзьями (кажется это были Дима и Коленька) смотрелись странно. По вагону бесконечным потоком шли коммивояжёры. Мне запомнился, сначала, тот с самозапускающимся механическим способом вертолётом. Но самым ярким был конечно мужичёк лет пятидесяти, в толстых очках, с пузом, но при этом удивительно подвижный. Ещё одна его особенность - он был как две капли воды похож на бывшего депутата Государственной Думы Марычева? Помнишь его? Такая свободная была в девяностые дума. Эпоха до Единой России. Креативная была политика, настоящая!

Вот такой же, только без накладных сисек. Копия.В его руках были связки бижутерии. Он бежал по вагону и рекламировал свой товар:

"Дешёвые легкие крестики! Дешёвые, лёгкие крестики!".

Пробегая мимо нас он остановился и повернулся в нашу сторону, протягивая руку с вязанкой бус, фенечек и православных крестиков на цепочках из позолоченного алюминия. «Дешёвые, лёгкие крестики», сказал он нам наклонившись и глумливо глядя в глаза каждому по очереди за какую-то секунду.

Дешёвые! Лёгкие! Как удобно! Новое качество для символа христианской веры. Такое близкое к словам «удобный» и «практичный».

К чему эта история? Она метафора:

Дешёвые лёгкие крестики это то, что сегодня выдали подавляющему большинству тех, кто идёт на митинги, шествия и автопробеги. Белая ленточка это и есть дешёвый лёгкий крестик.

Ведь как обычно формируются убеждения? Годами, опытом проб и ошибок и другими подобными банальностями, растянутыми в жизни того, кто убеждения приобрёл. Только потом они ведут к общественной, а то и партийной деятельности, и лишь после этого, выводят на улицу с плакатом в одной руке и мегафоном в другой.

Что наблюдаем мы? А для некоторых, в чём участвуем? Могут ли одинаковые убеждения за короткое время сформироваться до такого состояния, как сейчас у десятков тысяч? Естественным путём могут? Были примеры в истории? Были. Все они назывались примерно такими словами: революция, бунт, мятеж, смута и т.д. Ни разу подобные внезапные «прозрения» не заканчивались чем-то хорошим. В истории ни разу. В голливудских фильмах – всегда, ну или почти всегда, порой просто откладываясь на вторую часть сиквела. Чтобы зритель ждал развязки и заплатил ещё десять долларов в кассу ближайшего к нему кинотеатра.

А ещё, есть такой правильный термин – путь. У каждого свой путь. Путь в десять тысяч лье. Путь воина. Путь к вершине. Путь к себе… Путь это не скачёк. Это размеренное, опять же, разнесённое на длинные временные отрезки, действие. Борьба, победы и разочарования, испытания. Конечно, есть пример – пути – плыть по течению, но даже это не предполагает просто окунуться в реку и, вынырнув, подняв голову над водой, увидеть совсем другие воды.

Так вот, «дешёвые, лёгкие крестики» – не мой путь.

 А ты можешь назвать этот путь своим?


Collapse )

Гребенщиков + Брайан Ино + Дэвид Бирн + Амос Тутуола


Когда-то давно мне нравились песни Гребенщикова. Это состояние у меня кончилось ровно в тот момент, когда я переехал в Питер. Это уже было глупо - жить в СПб и слушать Аквариум. Но ещё до переезда в Северн... Культурну... в общем, в бывшую столицу, я случайно купил в екатеринбургском киоске с компакт дисками "BUSH OF GHOSTS" - тот самый альбом Дэвида Бирна и Брайана Ино, про который БГ пел в песне "Танцы на грани весны": "Ты можешь слушать Дэвида Бирна, вместе с Брайаном Ино, но в любой коммунальной квартире есть собственный цирк...", - и т.д.

Альбом этот я раскусил не сразу, год или два он просто лежал у меня на полке, пока вдруг, не попал мне в соответствующее настроение.

И вот только сегодня, роясь в интернете в поисках книги "Мой жизнь в лесу духов" нигерийкого сказочника Амоса Тутуолы, я с удивлением прочёл, что книги Тутуолы стали основой для того самого альбома Ино и Бирна, который я так люблю. lib.rus.ec/b/97183/read - "Моя жизнь в лесу духов". Книжку мне подсунул Данила Ситников, году в 97-ом. От него много что мне приходило интересного.

Как всё-таки собирается в голове (а затем и в реальности) нечто связанное между собой десятилетиями и мыслями других людей. Ведь само собирается как-то.

P.S. - И спасибо БГ ещё за строчку из песни: "Другой же играет порой на баяне Сантану и Визе Репорт", - тоже офигительный альбом, кстати.

Мир как исчезающий шифонер

Б.Гребенщиков, пока ещё не состарился в старца, пока ещё не стал адептом псевдоиндуистских гуруистских учений, пока ещё писал песни, а не гимны непонятному, в те далёкие времена, когда я его услышал впервые и случайно, пел неплохие слова:

Мир, каким его знаем, подходит к концу,

Мир, каким его знаем, и бог с ним!

Моё поколение пугается всего, что перечеркивает его картину мира, а перечеркивает её всё больше всё вокруг. Мир, каким его знаем, мы уже не видим, а только помним. И главное свойство нашего взгляда на мир – мы видим не то, что мы видим, а то, что знаем по каким-то десятилетней, двадцатилетней давности опытам. Причем, и это важно, личным опытам.

Мы знаем мир, который виделся десятилетия назад, а мир, собака, что-то разогнался в последнее время и меняется всё быстрей.

Темп наш современный чародей,

Мир, ты всё сложней, ты всё быстрей!

Всё быстрей, мчится время всё быстрей,

Время стрессов и страстей

Мчится всё быстрей! (кажется, София Ротару это пела году так в 1978-м, танцуя возле Останкинской башни)

Вот я ещё помню время, когда эта песня казалась вызывающей просто из-за слов: «темп» (которое почему-то не упоминалось в советских и русских народных песнях и казалось дерзким и иностранным) и «стресс» (которое большинство моих сограждан из этой песни и узнало). А сегодня эта песня – архаизм, смысл её устарел, как уральское слово «шифонер», которое я в 98-м году привёз с Урала в Питер. Петербуржцы, услышав от меня этот загадочный термин (шифонер), удивлённо вскидывали брови и переспрашивали: «Что, что?», - а мне было странно, что в их реальности это шкаф. Я убеждал себя, что шкаф это слишком общее понятие, а шифонер – шкаф для одежды, и это очень важно, чтобы каждый предмет мебели носил своё (обычно заимствованное из языков завоевателей России-матери) имя. Я этим «шифонером» (я знаю, что правильно «шифоньер», но на Урале говориться – шифонер) задрал просто петербуржцев и усилием воли вычеркнул это слово из своего личного языка. На это у меня ушло года два (ну ладно, с половиной). Мой язык обеднел на ещё один «шифонер».

Но стал ли я от этого духовно беднее? Вот без конкретного шифонера, окружённый сплошными шкафами, был ли я опустошён Петербургом? Это к примеру уходящего мира из которого, помимо буквы «ё», исчезает всеобщее доступное образование, к примеру. Зачем семимиллиардному человечеству знать наизусть Пушкина-Шекспира? Всем семи  миллиардам зачем? Подумали экономисты и внесли на повестку собраний советов директоров транснациональных корпораций. Там поглядели, почесали репу, и решили, что незачем, конечно.
Вот здесь я (крайний справа) только-только ещё отсёк свои шифонеры

Но плохо это или хорошо, то, что мой мир, со своими шифонерами, подходит к концу? Да нормально, мне кажется. Бог с ним!

Влетели в голову слова Цоя

"В каждом из нас что-то есть,
но я не могу взять в толк,
почему мы стоим, а места вокруг нас
пустуют!?" - очень красиво написано-то было у него всё. Он фигура не такая, как какой-то там Гребенщиков, а скорее, как Высоцкий. Вот что Владимир делал с красивыми текстами настоящей поэзией? Да орал! А-а-а! Хриплым голосом орал. А если бы пел, а не орал? Был бы тогда как Визбор. Ничего плохого, насчёт барда, но он всё равно не Высоцкий. Рядом не поставишь их на одном посмертном концерте. Разные сцены нужны и аудитории (во всех смыслах последнего термина).


Однажды лет восемь назад (а то и девять) я с оператором Серёгой снимал годовщину смерти Цоя на соответствующем кладбище. Мы там были вдвоём, кто не в теме. Остальные сотни (а то и тыщи) мужчин все скорбели. В толпе ходило примерно пять викторовцоев разной степени похожести. Самый похожий, несколько раз профланировал мимо нас, исподтишка угрожая настоящей финкой. Почти все были пьяны, степень опьянения варьировалась от бутылки пива, до литра водки.

Там один очень хороший кадр получился, например, точнее нарезка кадров:
На отдалённой аллее лежит тело молодого киномана. Камера берёт его на длинном фокусе, непонятно пьян он или мёртв.
Мимо проходит группа из десяти киноманов, они одеты совершенно так же. если бы тело встало и пошло с ними, мы бы сразу потеряли его среди других.

Но они просто проходят мимо, даже не потрепав парня по плечу, не спросив, как он?

А после них идут два мента. Мы с оператором Серёгой думаем, ну всё, теперь ему точно писец!

А менты заботливо наклоняются (хотя никого рядом нет, и нас они не видят) и щупают у парня пульс и деликатно вызывают по рации скорую. Но нам было некогда наблюдать эту замедленную идиллию, мы снимали репортаж.

Кстати, выставляю этот рассказ на конкурс положительных публикаций о сотрудниках МВД, если только с получением денежного приза там нет особых загвоздок и проволочек.

Мы спустились к надгробию. Нас вынесла туда небольшая толпа, которая приговаривала, что там самое интересное и мы должны это снять. Да, там было нехило. О камень надгробия бились лохматыми лбами шестнадцатилетние девочки предшественницы сегодняшних ЭМО. И тут же кто-то пьяный заорал, что телевидение это провакация и на нас двинулись все вокруг (сотни или тысячи), а из-за могилы выползли ещё пятеро здоровенных десантников (я повидал их настоящих, снимая дни десантника в разных городах России). Двое здоровяков точно были бывшими десантниками. Тельняшки и наколки только подтверждали эту мгновенную версию. Ей не претили и бутылки водки в красных кулаках.

И тут мы с Серёгой, не сговариваясь, резко пихнули всю переднюю линейку сжимавшего нас кольца, в ней уже стояли "десантники". Причём, он понятно, его часто путают с Гошей Куценко в самых модных клубах Питера. Он наглый и накачанный. Но у меня работал инстинкт самосохранения. Мы дали отпор и всё остановилось. Первым через пару секунд заговорил один из десантников он сказал что-то вроде того, что мы правильные парни и он сам с нами поговорит. Так мы оказались за могилой, в самом привилегированном месте этого сообщества. Минут двадцать мы пили водку со старшаками и вели правильный базар. Это-то я умею давно. В любом неожиданном полукриминальном обществе страны я, конечно не кажусь своим, но разруливаю какие-то моменты так, что даже кажусь интересным собеседником. Сказывается, наверное, екатеринбургский журналистский опыт середины девяностых.

Чё тока со мной там в Екб не было. Один мой знакомый капитан милиции обещал меня взять на стрелку. Я уже и забыл это обещание, но он был человек слова. Фамилию не буду называть, он там тогда был очень известен, а сщас не знаю что делает. И вот на какой-то праворукой тойоте нас везла туда молодая женщина адвокат. В квартире на Ботанике уже было человек 30. Я сел в угол, мой сталкер просто сказал: "Парень со мной". В обычной панельной гостиной были сдвинуты столы. Кто-то сидел за ними, кто-то располагался в разных концах комнаты и квартиры. Все курили (я тогда ещё не умел). Из контекста я понимал, что идёт реальный базар между ментовской и бандитской крышей. Бандиты одного бизнесмена кинули лоха ментов на пару то ли составов, то ли вагонов чего-то. Мой капитан итог встречи озвучил мне ещё в подъезде, видимо, чтоб я понял, что всё решает он.

Через 2,5 часа плотных разговоров (без единого крика, только жаргон) всё решилось именно так, как говорил мой сталкер заранее. И я не видел никакой коррупции. Это было чисто поддержание правопорядка по всем понятиям верное во всех действиях и словах.

Домой на Педагогическую 6 меня везла пьянющая женщина-адвокат. Напоследок поцеловала взасос и дала свою визитку. Сказала, может пригодится она мне ещё для чего. Слава богу, не пригодилась.

С этим ментом мы ещё бандитов как-то брали. Бери, говорит камеру, пойдём, говорит бандитов брать! Ну реально: группа захвата, мгновенно выломанная дверь, сонные пьяные синие, на четырёх задержанных четыре же ствола, кажется. Всё очень реально. Учитывая, что вся группа захвата, не считая меня, человек шесть. Всё очень реально.

В общем, мне даже казалось, что мы с ним дружили временами. А роста он был метр шестьдесят пять и такой тонкий жилистый.

Да, кстати, я был на хорошем концерте Цоя в 89-м году. Мы с одноклассниками случайно попали. Во дворце спорта свердловском дело было, но мы прямо перед сценой были. Помню, все наали что-то жечь, а у нас не было ничего, кроме учебника биологии Андрюхи Войдака. Из него рвали страницы и жгли над головой. А меня поразило, что Цой не сказал ни слова. Только пел. Одну песню за другой. В коротких паузах молчал.

Нашёл в завалах цифровых, где гигабайты прошлого, на диске, в обшем "С", в одном из ноутбуков...

Для тех, кто не в курсе, Ленинградский рок-клуб, открытый в 81 (!) году, был чисто проектом Ленинградского КГБ. Прямо в комитете государственной безопасности его создание поручили молодой девушке - комсомольскому вожаку. Сейчас девушка не молода, но вроде ещё жива, то же самое произошло, к этому времени, с креативным сотрудником КГБ, что и был настоящим инициатором. Оба к каждой годовщине дают интервью.

А нижеприведённый ролик - одно из моих ВГИКовских заданий. Придумать фильм с хорошими прокатными перспективами и снять пару черновых эпизодов. Я и придумал мюзикл "Рок-клуб". Про Цоя, конечно. Всё бы ничего, но как раз в то время в прокат готовились "Стиляги" и мой проект зарубили, по этой причине. В общем, на видео ниже два эпизода: комсомольский вожак и кэгэбэшник, Гребеньщиков и Цой. "Актёры" подобраны условно, просто из друзей, которых удалось собрать за день в Питере.
Снято в старой любимой мною технологии "без права на монтаж". Это когда монтируешь, прямо снимая камерой эпизод за эпизодом, просто вовремя включая и выключая кнопку "запись". Есть в этом своя прелесть - хоть раз ошибся, переснимаешь ВСЁ :-)

Примечательно, что среди них (тех четырёх моих друзей) - настоящий музыкант (композитор) и настоящий эфэсбэшник (майор ФСБ). Угадаете кто из них кто?

Энди Уорхол, как зеркало

Я сравнительно недавно в ЖЖ, но уже жаметил, что ждесь всё как в жизни. Даже под масками "сетевых писателей" скрываются всё те же поклонники собачек и кошечек. Шарики и Васьки откусывают и выцарапывают когтистыми лапами свою долю внимания аудитории. Не, ну конечно, здоровый секс в процентном соотношении картинок побеждает зоофилию, но дрочить на болонок человечество, видимо не перестанет никогда.
Мало кто читал брошюрки с названием "Вы хотите завести собаку. Что вам надо знать". В такой специальной литературе можно почерпнуть интересные, и порой шокирующие ум потенциального собаковода, знания о тонкостях зоопсихологии. Но граждане просто заводят собачек, фоткают их кэнонами и никонами и выпускают космические челноки умиления в бездонную вселенную интернета. Та что, вот фотка по дороге на работу. Умиляйтесь, придумывайте название, типа "Я слежу за тобой!". (Котик на заднем плане - сладкий бонус!)

Однажды я попал в Государственный Эрмитаж... Нет, вы можете подумать что я был в Эрмитаже только один раз, а это не так.

Как-то раз (такое начало народнее) я попал на открытие выставки Энди Уорхола в государственном Эрмитаже. Между прочим, это была вторая в истории выставка короля поп-арта в России, но первая не считается, т.к. была ещё во времена СССР. Вобщем пафос неымовэрный!
Народу набилась - куча! И вот Пиатровский протягивает Гребенщикову ножницы. И вот БГ режет красную ленточку. И вот ленточка падает на пол и озверевшая от желания употребления классики современного искусства толпа рвётся в залы... Ну и я подождал, чтобы не затоптали и тоже зашёл. Хожу среди богемных персонажей и петербургских искусствоведов, гляжу на пирамиды банок с томатным супом и штабели картонных коробок (даже не покрашенных энди для приличия, а просто сложенных, как в обувном магазине на складе). Ну там на стене, конечно известные всем постеры мэрылинманры. Ну никак не могу я от этого получить наслаждение, наверное, думаю, туплю!
Вижу две тёханы, по всему видать здесь не случайно оказавшиеся (на этом мероприятии вообще случайных не было!), разглядывают детский рисунок. Очень неуверенно, акварелью изображён кот (судя по усам и треугольным ушам на круглой голове, а вообще-то сходство слабое). А точнее кот изображён не столько акварелью, сколько Энди Уорхолом (извините не помню сколько "л" в фамилии гения, может быть Уорхоллллллл?).

В общем я решил подслушать, что они говорят на своём птичьем искусствоведческом языке. Подкрался сзади, расставил уши на приём культуры в аудиовиде, жду...

Одна из тёхан с усилием отрывает взгляд, мысль, хоботок пчелы искусства сосущий нектар поп-арта, поворачивает восхищённое, светящееся отражением гениальности мастера лицо и вот таким же вдохновенным голосом говорит с придыханием: "Какая кошечка!".