Tags: ром

Я агностик (чего и тебе желаю)

Кажется это было у Монти Пайтон: "А сейчас в эфире Бибиси-2 программа из цикла КАКАЯ РЕЛИГИЯ ПРАВИЛЬНАЯ".

Это я к тому, бро, что третья пятилетка третьего тысячелетия перенасыщена теми, кто всё понимает, самостоятельно анализирует информацию и абсолютно неподвержен пропаганде.

Шутка с Лепры: "Ещё один всё понял!", - скатилась в разряд бородатых анекдотов. Как не оглянусь, всем вокруг меня понятно всё. В глобальных масштабах, на космических уровнях, буквально. Многие мои старые знакомые, которые в конце девяностых живо интересовались буддизмом и иже с ним Гурджиевым, в нулевые перековались в православие, а в десятые окунулись в фейсбук-оппозицию, которая тоже напоминает, если не религию, то уж точно сек... Нет, это прозвучит обидно, а мне не хочется обижать. Но всё равно, чтобы разочароваться в православии и "своём" патриархе им хватило всего двух-трёх информационных поводов из повестки эхадождя.

И ведь каждый раз, в середине очередного понятно-главного, человек уверен, что вот она истина, не зачем искать другие. Это даже вредно - оглядываться по сторонам, ведь можно запнуться на светлом пути! Впрочем, насчёт вреда оглядывания, я полностью согласен. Сколько не оглядывайся, декорации в амбразуре глазниц, всё одно заказаны маркетологами, пиарщиками, политтехнологами и хитросплетениями медийных орнаментов. И вся эта мешанина настолько запутана, что ни на одной детали не разглядишь конкретный мадеин.

Я почему так люблю забираться в жопымира? От того, что там минимальное количество рекламных носителей. Они, конечно, все равно имеются, но я бывал на каком-нибудь маленьком острове в океане, где логотипы и ярлыки были только на моей одежде. Вот там хоть что-то видно, хоть какая-то реальность в кадре взгляда.


И люди там совсем другие. Они не лучше и не хуже... Они не так подвержены гордыне. Гордыня, помнишь, один из самых страшных смертных грехов? Думать, что ты хоть что-то понимаешь или видишь реальное, это и есть гордыня, бро.

Вот эта приписываемая Сократу фраза: "Я знаю, что я ничего не знаю", - это единственная правда. Горькая, да. Но зато - правда в вакууме... Остаётся только вопрос по поводу вакуума, насколько он подходящий оклад для правды. Вопрос, прямо замечу, не решаемый. Как не найден смысл жизни, аксиомно не осознана бесконечность Вселенной, недоказуем главный вопрос - есть ли Бог, или всё это напрасно.

Наверное, через столетия, а скорее - тысячелетия, эти загадки будут решены и показаны населению на тамошнем аналоге телеканала дискавери. В том далёком будущем каждый будет чётко знать: какая религия правильная, за кого голосовать на выборах и в чём, именно его, смысл жизни.

А пока, подожди бро, не делай скорополительных выводов о территориальной принадлежности Крыма, Ротшильдах и Рокфеллерах, гигантской дыре посреди тундры или том же самом путине.

Будь собой, бро, будь идиотом, которым ты пришёл в мир, которым ты уйдёшь в могилу, который ты был, есть и будешь. Если тебе сложно стать собой, то посмотри на меня, я такой, я всё это, в первую очередь, о себе.

promo naritsin december 20, 2013 10:04 6
Buy for 100 tokens
И всё-таки, в голове у множества людей сегодня кое-что сломалось. Возможно это эволюционный процесс, ведь мрачное средневековье тоже привело к эпохе возрождения. Но считать, что мы сейчас как раз и находимся на самой границе эпох, мне кажется глупо. Средневековье длилось много тех самых средних…

Юрьев-Польский (о природе правды)


А мы сели в машину и сгоняли в Юрьев-Польский. Это городок почти в центре Золотого кольца. Именно потому, что в центре, там почти нет туристов, они катаются по кольцу и город основанный Юрием Долгоруким - дырка от бублика, куда мало кто добирается. Да и дороги, по которым мы туда и оттуда ехали, не назовёшь прекрасными.

Но мне вот, именно такое и нравится. Почти без "матрёшек". Всё очень древнее и патриархальное. Загадочное, как в кино.

Это снято прямо с семиметрового земляного вала, которыйCollapse )Да, сейчас такое замечание актуально: Юрьев, потому что Юрий основал, а Польский, потому что в полях. Так что территориальных претензий у Европы на это место быть не должно.

План таков:

Бросить все вещи. Все те самые мелочи, которые не доставал из кладовки год. Оставить красивые икеевские торшеры и, готовящийся стать такой же архаикой, как видеомагнитофон, дивидипроигрыватель, сотню книг, к которым возвращался по разу в год, несколько сотен компакт-дисков с музыкой которую не слышал лет пять, а то и никогда толком, тысячу сувениров и просто ненужных мелочей.

Отдать кому-нибудь три картины Ситникова, три картофельных мешка детских игрушек, оставить в доме, где сейчас живу, плотный мешок с инструментами и какими-то шурупами, красивый вертолет в чемоданчике, который подарил на день рождения Мазур, двадцатикилограммовые гантели, целый мешок компьютерных проводов и принадлежностей.

Подарить кому-то квадратный пресноводный аквариум Макарова, выбросить наконец, очень красивый рисунок Финского залива, нарисованный когда-то на его берегу в сухриной машине на спичечном коробке, оставить Серегину патефон с пластинками, даже с той односторонней 1908 года, где на одной лишь стороне еле узнаваемо хрипит Энрико Карузо, а на конверте нарисованы я, Сухра, Юля и Дима в моей квартире на Петроградке. Сухра нарисовал даже себя, рисующего нас.

Продать и вторую машину Nissan X-treil  к которому прикипел уже за полгода, сесть на самолет, долететь до Бангкока, а оттуда уже на Бали, просто пожить там, не в отпуске, а именно жить.

<span id="c9e637457b84d030f09367e7c2b362e4"></span>

Арестовать и расстрелять

тот самый бар, тот самый барменОднажды на Кубе в очередном городке ещё днём я заприметил отличную забегаловку. Даже днём там было дико и хорошо. Вечером я взял проводника Хорхе и мы пошли отдыхать от дневной гонки (в тот день мы проехали километров 300, и это был уже второй или третий город за день). С Хорхе мы к тому вемени уже подружились. Он был клевым 50-летним парнем, который возил нас на своей Шкоде по всему остову вдоль и поперёк. Он, кстати, оценил моё желание побухать с простым кубинским народом. Здоровенный улыбчивый негр наливал ром цвета мочи прямо из аллюминиевого советского бидона с маленьким самоварным краником внизу (наверняка это было наследие советских специалистов). 

Мы сели на "барные стулья" и облокотились на грязный прилавок. Заказали ром. Его было удивительно много за несказанно дёшево. Публика отчасти говорила мне что-то по испански, отчасти была в говно, и ничего не говорила. Но вдруг один из тех, кто в говно, справа от Хорхе, проснулся услышав русскую речь. Заплетающимся языком он начал диалог со мной через толмача-Хорхе.

- Ты откуда? - пьяно тыкая пальцем мне в лицо.
- Из России, - улыбаясь сказал я.
- Ты шпион!
- Да ладно! Я из России!
- Вы все шпионы, а я офицер кубинской безопасности! Я тебя вижу насквозь! - при этом Хорхе заметно побледнел, хоть и продолжал улыбаться.
- Не, я не шпион, я просто смотрю на кубинский народ, - я обвёл пластиковым стаканом всех присутствующих.
- Я могу тебя сейчас арестовать и расстрелять! - посетители бара при этих словах заметно оживились (те, кто смог).
- Не, меня расстреливать не надо, я важная персона в российском обществе дружбы с Кубой, - не краснея соврал я.

Прощались друзьями. Утром я был приглашён на секретные учения службы кубинской безопасности. Но приглашение было мутное. Я бы с удовольствием сходил, но так больше и не нашел офицера.

Тот бар, со всей его публикой, кроме офицера безопасности конечно, хорошо можно рассмотреть на отметке 5:15. Там и первая часть ролика неплохая, очень музыкальная, снятая в Тринидаде.

За день до пьянки с офицером, в Тринидаде Хорхе позвал меня отбедать в столовке для таких же как он гидов. Мы прошли через зал ресторана в кухню, затем узенький коридор вывел нас в закрытый стенами дворик. К тому времени мы с Хорхе уже разговорились и, кажется, он уже не считал меня шпионом. В какой-то момент мы с ним остались одни, он оглянулся, наклонился ко мне через стол и шёптом просил:

- Скажи, Алексей, как по твоему, можно ли ещё в России построить социализм? - парадоксально то, что сам Хорхе имел нелегальный тур-бизнес и нетрудовые, следовательно, доходы. Кроме того, его сын прокладывал интернет в отелях, что в условиях социализма означало эксклюзивный халявный доступ в сеть. У Хорхе даже было спутниковое телевидение. В общем, Хорхе был вполне информирован о том, как живёт весь мир (в отличии от большинства кубинцев) и имел блага, о которых его сограждане даже не мечтали, но он всё равно верил в торжество социализма и переживал за его победу во всём мире. В свои 50 лет.

- Думаю... Вряд ли, - честно ответил я.